Автор

автор "Эксперт", "Эксперт Украина"


Детский мир плюшек и смерти

Фото: архив пресс-службы

Что показывает современная анимация

Фото: Михаил Галустов для «РР»
Фото: Gøran Stensrud/Riddu Riđđu

Мама папа мароккан

Как работает национальная и этническая самоидентификация сегодня

Фото: ИТАР-ТАСС

Лайкни Лайму

Зачем российская эстрада из телевизора перемещается в интернет

Фото: Юрий Чичков для «РР»

Дети культурного кода

Чем живет поколение хипстеров и чего оно добивается

Фото: Юрий Чичков для «РР»

Каста живых

Русский рэп между гопотой и экзистенциальной философией

Фото: Алексей Майшев для «РР»

Кошелек или джаз

Как делается крупнейший джазовый опен-эйр в России

Фото: EPA
Фото: Алексей Майшев для «РР»

Дестрой отстой

Noize MC — о социальном рэпе, взрослении и параллельной реальности

Фото: EMPICS/ИТАР-ТАСС

Ирландский шпэйон

Готовы ли мы смеяться над собой и делать на этом деньги

Фото: ИТАР-ТАСС

Как Гоголь сделал Скрипку

Почему украинцами не рождаются, а становятся и отчего во Франции хочется борща с пампушками

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Алексей Тихонов для «РР»
Фото: Redferns/Getty Images/Fotobank
Фото: Яков Титов для «РР»

Меньше трупов, больше жизни

Современная фотожурналистика задумывается о времени и становится ближе к арту

Свобода в медиаобразах

19 января в московском центре дизайна Artplay открывается выставка «Memory Art/Искусство памяти, 19/91». Она сделана куратором Валерием Анашвили и художниками Викой Шумской и Владом Юрашко и посвящена 1991 году, по которому проходит граница между двумя эпохами и двумя государствами — советским и российским. Художники написали картины на основе документальных фотографий, на которых зафиксированы события августовского путча. Баррикады 20-летней давности сегодня стали фактом искусства, и художники могут позволить себе несколько отстраненный взгляд на них. Такой взгляд вроде бы помогает лучше во всем разобраться, но можем ли мы уже ответить себе, что произошло с нами тогда и что происходит сейчас?

Фото: Кирилл Лагутко для «РР»

Новый год в психбольнице

Как выглядит мировая история в объективах наших лучших фотографов

Фото: Сергей Савостьянов для «РР»
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: Алексей Тихонов для «РР»

Джаз всем телом

Как контрабасист, пианист и барабанщик делают людей счастливыми

Иллюстрация: Эксперт Online/ Русский репортер

Реальная элита страны в зеркале событий, достижений и конфликтов последнего года

«РР» публикует ежегодное исследование профессиональных репутаций «Самые авторитетные люди России» и с гордостью за нашу страну представляет 100 выдающихся людей в 10 профессиональных сообществах, чьи достижения за период с сентября 2010-го до сентября 2011 года оставили наибольший след в истории. Это реальная российская элита, им не стыдно доверять, их имена следует знать

Фото: Юрий Козырев/NOOR

Арабские революции Юрия Козырева

Первый приз на Международном фестивале фотожурналистики Visa pour l’image получил фотограф, постоянно сотрудничающий с «РР»

10 самых успешных этнических музыкантов

Национальные традиции сегодня — от этноджаза до поп-фольклора

Фотографии: Кирилл Овчинников для «РР»

Приключения мальчиков среднего возраста

Как лидеру группы Tequilajazzz удалось стать современным для нескольких поколений

Фото: Getty Images/Fotobank

7 вопросов Нику Кейву, музыканту о второй молодости

2 июля в Москве выступит Ник Кейв со своей относительно новой группой Grinderman, которую он собрал в 2007-м, не распуская при этом суперпопулярные The Bad Seeds, с которыми он прочно ассоциировался в течение 25 лет. Grinderman все песни сочиняют в ходе импровизации, играют агрессивный рок, снимают клипы в треш-стилистике, носят жуткие бороды (в случае Кейва — усы) и, похоже, вообще плевать хотели на критику. Свои темно-романтические баллады вроде Where The Wild Roses Grow, спетой с Кайли Миноуг, Ник Кейв предпочитает не вспоминать. У музыканта явно наступила вторая молодость

Что внутри у лебедя

Закулисная съемка балетных артистов Большого театра