Автор

автор "Эксперт"


Освобожденный прозой

Фото: Алексей Майшев

Марк Леви, один из самых популярных в мире французских писателей, представил в Москве свою новую книгу «Странное путешествие мистера Долдри»

Фото: РИА Новости

non/fiction круглый год

Ярмарка non/fiction№13 оказалась едва ли не самой успешной за всю свою историю — в тот самый момент, когда ждать от нее чудес уже почти перестали

Фото предоставлено Сергеем Солоухом

«Я не считаю, что писатель — это профессия»

Последний из четырех романов Сергея Солоуха «Игра в ящик» вошел в шорт-лист премии «Большая книга». И даже несмотря на серьезных соперников — среди претендентов Михаил Шишкин, Дмитрий Быков, Владимир Сорокин, — его можно считать одним из наиболее вероятных лауреатов

На разрыв аорты

Великая пианистка относилась к людям, как к музыке: страстно и требовательно

Фото: Алексей Майшев

Вперед, к Гоголю!

Прозаик Михаил Шишкин — лауреат множества литературных премий. В этом сезоне он вновь считается одним из основных претендентов на самые престижные награды, его недавно вышедший роман «Письмовник» вошел в лонг-лист премии «Большая книга»

Желание быть Де Ниро

Том Маккарти убедительно показал общественную опасность человека с неустойчивой психикой и большими деньгами

Фото: ИТАР-ТАСС

Минус «Букер»

Бурная жизнь множества российских литературных наград побуждает в начале нового премиального сезона задаться вопросом, кому и зачем нужны литпремии

За всю среду

Новый роман Людмилы Улицкой — одновременно учебник истории и памятник ушедшим друзьям

Фото: picvario.com/Russian Look

Чтение под елкой

Книжный обозреватель «Эксперт Online» выбрал десять самых увлекательных произведений, вышедших в свет в российских издательствах в 2010 году

Русский под микроскопом

Лингвист Ирина Левонтина показывает, как русский язык обживается в посткоммунистическом обществе — не без потерь, но и не без приобретений

На деревню девушке

В романе Михаила Шишкина «Письмовник» автор, герои и читатели напряженно вглядываются в поединок любви и смерти, гадая, кто же в конце концов победит

Галицийский рай

После смерти Юлиана Стрыйковского в 1996 году в некрологах писали, что он входил во все три главные группы риска XX века: был гомосексуалистом, евреем и коммунистом. Впрочем, если евреем и гомосексуалистом он оставался всю жизнь, то с коммунизмом порвал в середине 1960−х, когда, протестуя против преследования…

Галицийский рай

После смерти Юлиана Стрыйковского в 1996 году в некрологах писали, что он входил во все три главные группы риска XX века: был гомосексуалистом, евреем и коммунистом. Впрочем, если евреем и гомосексуалистом он оставался всю жизнь, то с коммунизмом порвал в середине 1960−х, когда, протестуя против преследования…

Здравствуй, дедушка Агнон

Для израильской литературы Агнон что-то вроде Пушкина. Или, в крайнем случае, Гоголя. Самые известные современные израильские писатели — Амос Оз, А. Б. Йегошуа, Аарон Аппельфельд — называют себя «поколением внуков Агнона». До последнего времени у нас были переведены лишь агноновские новеллы да его…

Дюма-отец не рекомендует

Андрей Зализняк блестяще доказал несостоятельность «новой хронологии». Но нужно ли было это делать?

Доктор едет-едет…

Главный вывод из новой сорокинской книги: устав от игр в актуальность и публицистичность, мэтр вернулся к самому себе двадцати-эдак-летней давности. Автор романа «Роман» теперь написал повесть «Повесть». И не беда, что формально название у нее другое, — со времен Пушкина слова «повесть» и «метель» в…

Кустурица из Палестины

Пятый роман израильского прозаика Меира Шалева — это грандиозная сага о том, как великая любовь превращается в великую ненависть, а богатыри становятся карликами

Что позволено индийцу…

Индия у Аравинда Адиги поделена на две неравные части — Мрак, в котором существует подавляющее большинство, и Свет, куда допущено американизированное меньшинство

Держаться корней

Эта книга — редкий случай политического трактата, целиком выросшего из биографии автора. О неразрывной связи демократии и identity (термин оставлен без перевода — в русском языке полноценного эквивалента не нашлось) Натан Щаранский впервые задумался в середине 70−х в Лефортовской тюрьме: «Советский Союз…

Буренка — гроза краснокожих

Джаред Даймонд попытался поверить историю географией. Его теория и впрямь объясняет многое. К счастью, не всё

Войнович, или Чудо памяти

В книге воспоминаний «Автопортрет» Владимир Войнович с невероятной дотошностью воссоздает панораму нескольких десятилетий жизни — своей и страны

Зеркало для читателя

В современном российском литературном пространстве пустующие жанровые ниши так и остались незаполненными, а заказ на новый социальный роман выполнен лишь отчасти