Репортаж


Я на войне с бесами

скриншот из фильма «Блаженны миротворцы»/ Аввакумов Алексей/youtube.com

Репортаж из глубин: отец Сергий, царь и Ганина яма

Настя Виноградова

Наука как чудо

Как ученые превратились в добрых волшебников

Александр Тимофеев

Апокалипсис вчера

Как живут люди в окрестностях Семипалатинского ядерного полигона

Анастасия Рыбалко специально для «РР»
Ринат Хайрятдинов/Фотобанк Лори

Сын за отца авторитет

Почему российский избиратель такой добрый

Олег Пономарев

Форма и содержание

Как в отдельно взятом селе сохранился быт и устои советской школы

Андрей Гордасевич

Богатыри и мы

Как вернуться в начало XIX века и поучаствовать в Бородинском сражении

Okssi/Фотобанк Лори

Байанай знает

Откуда в людях берутся жестокость и доброта

Мадина Мгомедова

Дефибрилляция

Как перезапустить сердце городской больницы

Таисия Воронцова, Алиса Замыслова, Алена Кардаш

Между Березовкой и Касакюлой

Как живут в Сибири потомки эстонцев, сто лет назад отправившихся осваивать свободные земли

Юля Гуськова специально для «РР»

Дело мастера

Семен Якубов, покоритель «Дакара» — о том, что в гонках по бездорожью выигрывают не форсированные моторы, а форсированные мозги

Битва Наций 2017

Герои меча без магии

Как русские и украинцы придумали новый вид спорта на стыке рыцарских романов и боевых искусств

Нэлли Басова специально для «РР»

Россия — чебурек

Как в одном отдельно взятом заведении общепита социализм случился

Оксана Юшко специально для «РР»

Исихазм и Солярис

Почему фантастика — обычное дело. Если ты как ребенок

Сергей Максимишин специально для «РР»

Кейма

Как португальские выпускники отмечают начало взрослой жизни

София Панкевич

Дело Хоттабыча

Какова плата за попытку ворошить прошлое

Сергей Белоус

Самая нужная экономика

Как в донецкой жизни отражаются российские проблемы

Владислав Моисеев

Человек под вопросом

Пять «зачем» профессора Николаенко, на которые даже корреспондент «РР» не смог найти ответа

Василий Ильинский

Добавить в корзину

Как спортивный школьный проект регионального уровня превратить в дело государственного масштаба и значения

Мария Слепкова специально для «РР»

Третий сон Бананана

Жизнь после кино: легендарной «Ассе» 30 лет

Стоян Васев для "РР"

Где любовь

Пройти через развод и остаться человеком

Марина Ахмедова

Родные люди

Где найти справедливость и как жить без нее

Сергей Максимишин, Виталий Рустанович
Юлия Лисняк

Имеющий дело с жизнью

Почему в детском хосписе не бывает глубоких депрессий

Фото Алексея Куща

«Война все спишет, даже вас»

«Русский репортер» публикует жесткое, но очень важное свидетельство войны на Украине, пример того, как изменился статус журналиста в современных конфликтах. Теперь журналист не только не защищен, но и является объектом приоритетной атаки, в не меньшей, но, пожалуй, даже в большей мере, чем военные. Автор — Сергей Белоус, украинский журналист и фотокорреспондент, рассказывает, как в июле 2014 года вместе с репортерской группой украинского телеканала «112» попал в плен к украинским же военным. Коллеги пережили избиения, издевательства и имитацию расстрела. Сергей Белоус решил опубликовать этот драматичный репортаж, увидев, насколько западное, украинское и российское общественное мнение далеко от понимания масштаба беды, масштаба преследования журналистов на Украине. Так западная пресса почти не обратила внимание на дело Елены Глищинской, содержавшейся в одесской тюрьме по весьма сомнительному обвинению в сепаратизме. Елена и ее родившейся в тюрьме сын получили необходимую медицинскую помощь только в России после «обмена» на осужденных в Крыму по обвинению в подготовке терактов украинских же граждан, за них-то правозащитные организации активно вступались. «Репортеры без границ» в своем последнем докладе по Украине, пытаясь держать баланс, все-таки симпатизируют украинской стороне, эталоном нарушения прав журналистов по-прежнему считается Россия, а массовая атака украинских властей на своих граждан и своих журналистов кажется им отдельными недостатками

Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

Донецк в Донецке

В донецкие ночные клубы на часок не заглянешь, раз уж зашли, веселиться придется до самого рассвета. Это не клубные правила, а особенности жизни в условиях комендантского часа: в 23.00 заведения запирают двери изнутри, так что выйти можно только в 5 часов утра. Так город начинает возвращаться к мирной жизни, но до полного спокойствия еще далеко, не только по внешним, но и по внутренним причинам. А вообще они хотят быть в России. Но в эту перспективу в Донецке уже всерьез мало кто верит

Нежелательные бои

С 5 марта между силами ополчения ДНР и украинскими войсками происходят боестолкновения, в ходе которых обе стороны нарушают режим перемирия. Один из командиров частей со стороны ДНР, не хотевший, чтобы перемирие с их стороны было нарушено, объяснил корреспонденту "Русского репортера" почему это все же произошло

DPA/ТАСС

Реконструкция подвига

Кто толкнул людей на героизм в оренбургской степи

Visar Kryeziu/AP/ТАСС

«России достаточно продолжать бездействовать»

Что хочет Черногория, чего хочет НАТО и почему Россия рискует потерять исторического союзника на Балканах

Я не хочу убивать свою дочь

«Даптар» - онлайн-журнал о дагестанской женщине. Он рассказывает истории о дагестанках – сильных, смелых, известных, чего-то добившихся через непреодолимые обстоятельства. И о не сильных, не знаменитых, о тех, кого бьют и обманывают. Все эти истории – и первые и вторые – похожи на истории прочих российских женщин. Но в целом и в общем. В нюансах же обстоятельства, изложенные в «Даптаре» - сложнее, препятствия – круче, как горы и скалы, на которых жили предки дагестанок и там ковали свои непреложные правила, законы, табу и ступени иерархии. Ковали так крепко, что те живы до сих пор.