В Москве продолжают воспринимать огромные территории за Уралом в качестве объекта управления, с которым надо что-то делать. Причем напрямую из столицы — эксперимент с размещением «головы» Минвостокразвития в Хабаровске пока не дал ощутимых результатов. Так сложилось исторически — развитие всего Востока России всегда шло при активном участии государства в рамках четких и внятных смысловых парадигм: присоединение, освоение, индустриализация, защита от внешних врагов. Эти подходы давно устарели, но новых пока не выработали. А потому все движется по старинке. В отличие от Дальнего Востока, где значительные пласты хозяйства действительно нужно создавать с чистого листа, Сибирь вполне способна развиваться самостоятельно, опираясь исключительно на собственные силы. В одном только СФО проживает почти 20 млн человек — в три с половиной раза больше, чем в ДФО. И это без Тюменской области с северными округами, по административной прихоти «прирезанной» к Уральскому федеральному округу. Плотность населения здесь также выше, особенно в южной зоне, вдоль Транссиба. Здесь расположены три города-миллионника (Омск, Новосибирск и Красноярск) и несколько агломераций поменьше. Здесь размещены добывающие дивизионы крупных ФПГ и островки тяжелой промышленности, шахтерские моногорода и бывшие «почтовые ящики», уникальный Академгородок и крупные вузы. В постсоветские годы здесь сложились и крупные торговые сети, и местные производственные компании. Здесь, в конце концов, до сих пор живут люди, с гордостью называющие себя сибиряками. Это не значит, что государство может самоустраниться от развития Сибири. Это значит, что методы управления сибирскими регионами — и по отдельности, и в комплексе — должны стать более разнообразными, системными и долгосрочными


От периферии к провинции

Рисунок: Игорь Шапошников

Сибирь способна развиваться без придуманных в Москве мегапроектов. Достаточно опереться на потенциал местного предпринимательства и вложиться в снятие инфраструктурных ограничений. Программа-максимум — перераспределение рентных доходов в пользу регионов и муниципий

Фото: Олег Слепян

Вызов возвращения государства

Требуется отстроить фактически с нуля систему государственного регулирования нефтегазовой отрасли и управления ею. Надо также добиться более глубокого вовлечения ресурсных компаний в развитие местной экономики регионов присутствия

Гонка за объемами добычи себя исчерпала

Точкой отсчета в истории отечественной промышленной нефтедобычи принято считать 1864 год, когда на Кубани под руководством полковника Новосильцева была пробурена первая нефтяная скважина.

Фото: РИА Новости

Ускользающий след Ванкора

За пять лет с начала промышленной добычи на Ванкорском месторождении экономика Красноярского края получила новое направление развития. Однако добыча нефти, несмотря на масштабное инвестирование, не смогла придать импульс промышленному строительству, нефтесервису, нефтегазовому машиностроению

«Людей зажжет сам факт того, что они делают большое дело»

Геннадий Пивень, первый вице-президент ООО «Русская платина» (один из ведущих мировых производителей платиноидов, принадлежит предпринимателю Мусе Бажаеву), окончил Горный институт в Москве, после чего почти четверть века проработал в Норильске, в том числе руководителем технических служб «Норникеля», управляющим трестом «Норильскшахтстрой», директором, главным инженером рудника «Скалистый» и т. д. Кроме того, трудился в «Алросе», «Алданзолоте» и «Евразе». За его плечами опыт советских промышленных строек и перевод гигантов индустрии на рыночные рельсы. А также «севера» со всей их жесткой романтикой.

Фото: Виталий Волобуев

Кузнецкая металлургическая революция

Преображение первенца советской индустриализации — металлургического комбината в Новокузнецке — доказывает, что промышленное наследие СССР не обязательно обречено на прозябание и разруху

Фото: Виталий Волобуев

Без мартеновских печей

Западно-Сибирский металлургический комбинат (ЗСМК) моложе НКМК почти на три десятилетия. Логично, что большая металлургия в Новокузнецке в итоге сохранилась именно на его площадке, расположенной в 25 км от центра города с учетом розы ветров и санитарно-защитной зоны.

Фото: Виталий Волобуев

Сибирское машиностроение живо

«С каждым годом будет все сильнее проявляться запрос на производственный потенциал машиностроителей», — считает Юнус Ислямов, собственник и управляющий новосибирского завода «Труд»

Ценитель заповедной чистоты

Директор Братского пивоваренного завода Владимир Смирнов отстаивает классическую рецептуру и технологию производства продукта

Фото: Виталий Волобуев

От мостов — к развязкам и аэропортам

Альберт Кошкин, президент Новосибирского ОАО «Сибмост», считает, что Сибири не хватает проектов межрегионального масштаба и крупных комплексных строек

Барнаульский Wal-Mart

Елена Филипчук — представитель второго поколения семьи, владеющей крупной розничной сетью «Новэкс» по торговле непродовольственными товарами на Алтае

«Мы создаем тонкие потоки пассажиров»

Главная проблема региональной авиации — отсутствие конкуренции на слишком узком внутреннем рынке, считает Анатолий Юртаев, генеральный директор иркутской авиакомпании «Ангара»

Фото: Виталий Волобуев

Старожил «Силиконовой тайги»

«Нам нет смысла сидеть в столице», — уверен Александр Лысковский, глава крупнейшего российского производителя игр, новосибирской компании Alawar

Фото: Виталий Волобуев

Осторожный Шерлок Холмс

Юрий Буланов стремится превратить небольшой Кузнецкбизнесбанк из Кемеровской области в абсолютно безрисковый и вечноживущий финансовый институт. По уровню избыточной ликвидности этого банка можно смело судить о пульсе экономики 540-тысячной индустриальной столицы Кузбасса