Уолл-стрит на службе у российского хай-тека

Послезавтра
«Эксперт» №1-2 (214) 17 января 2000
Философ, предприниматель и транснациональный русский Сергей Кугушев считает, что у России остался единственный шанс - превратить остальной мир в свой финансово-технологический придаток

- Сергей Владиславович, еще в начале девяностых вы вместе с Сергеем Чернышевым выдвинули любопытную идею: чтобы Россия успешно "вписалась" в мировую экономику, ключевую роль в этом процессе должны сыграть транснациональные русские - люди, временно покинувшие Россию и хорошо изучившие западный экономический механизм. Достигнув успеха на Западе в качестве предпринимателей и профессионалов, они затем смогут использовать свои навыки и капиталы для повышения конкурентоспособности исторической Родины. Насколько оправдываются ваши предположения?

- Когда в девяностом-девяносто первом годах появилась новая Россия, американцы создали специальное подразделение, которое занималось отслеживанием русских денег. У них была полная уверенность, что сейчас русские накопят финансовый потенциал и начнут активно работать на американском фондовом рынке, в частности скупать перспективные компании. То есть они думали, что новые русские пойдут путем КГБ и ГРУ. В свое время наши спецслужбы проводили интересные операции на американском рынке: например, зная точную дату ввода войск в Афганистан и рассчитав, как это может повлиять на рынок, они прикупали или, наоборот, сбрасывали определенные акции. Я читал один американский доклад, где прогнозировалось, что по примеру китайской возникнет сильная русская диаспора, которая сможет действовать в интересах России. Год назад они опубликовали еще один закрытый материал, где говорилось примерно следующее: "Ребята, бояться нечего. Эти новые русские просто полудурки, которые, вместо того чтобы покупать перспективные компании, пляжи с виллами покупают. Вместо того чтобы строить эффективные схемы, они запихивают деньги в банки под проценты".

Произошел какой-то поколенческий сдвиг - новое поколение транснациональных русских, осознав, что они умнее и способнее американцев, понимают: "Мы иные", а раз иные, то возникает потребность в самоидентификации

Настоящие транснациональные русские стали появляться гораздо позже. Первая волна - это те, кто денег не зарабатывал. Ни по менталитету, ни по жизненным устремлениям, ни по интеллектуальным возможностям они не были ориентированы на перспективные бизнес-схемы. Представьте себе нечистого на руку "совка", занявшегося житейским бытоустройством в условиях избытка средств. Причем "совка" образца семидесятых годов, эдакий Брайтон-бич, только с большими деньгами. Красивая телка, белая вилла, пальмы, лимузин - все! Мечта жизни осуществилась. Но поскольку он соображает, что еще надо как-то жить, он прикупает ресторанчик или отель. Когда приезжаешь в Ниццу или в Коста-Брава, там не только виллы, там большая часть ресторанов, бутиков и отелей принадлежит русским.

Вторая волна - те, кто деньги уже зарабатывал, причем зарабатывал трудно. Это либо цеховики, либо наиболее предприимчивые представители научно-технической интеллигенции, либо, реже, самые умные бандиты. Они после того, как там обустроились, стали искать бизнес-схемы. Я думаю, что когда в девяносто седьмом году заговорили о том, что в страну ст