Какой мы извлекли урок

Мир в прошлом году
Москва, 17.01.2000
«Эксперт» №1-2 (214)
Роберт Рубин, бывший министр финансов Соединенных Штатов Америки, предупреждает, что традиционный образ мысли - не лучший проводник на пути в будущее

По поводу экономических вопросов, которые предстоит решать в ближайшие годы, есть две широко распространенные точки зрения. Во-первых, в настоящее время действуют могущественные новые силы - в особенности глобализация и технологии информационной эры, - которые обусловливают невероятные по масштабам перемены, осуществляющиеся быстрыми темпами, и это представляет собой новую парадигму. И, во-вторых, финансовые рынки и рыночная экономика заменили дирижистскую экономику и отводят правительству относительно небольшую роль в экономических делах.

Проведя 26 лет на Уолл-стрит и шесть с половиной лет в правительстве, зная обо всех этих переменах не понаслышке, я считаю, что каждое из приведенных утверждений одновременно и абсолютно верно, и в корне неправильно.

Очевидно, что барьеры, препятствовавшие движению капитала и товаров, в значительной мере снижены; движение капитала, а также товаров и услуг через границы чрезвычайно возросло; технология развивается быстрыми темпами. Результатом должно стать значительное повышение производительности труда, особенно в Америке, хотя официальная статистика пока в достаточной мере этого не отражает. Все это сулит большие выгоды для экономики стран, открытых для перемен и торговли и проводящих разумную политику во многих областях - от налоговой дисциплины до образования.

Однако все больше комментаторов на основе этого выдвигают идею о новой парадигме, которая должна привести к беспрецедентным выводам, касающимся циклов деловой активности и тому подобного. Они проповедуют современный вариант знаменитого тезиса, выдвинутого в 1928 году Ирвингом Р. Фишером, знаменитым экономистом из Йельского университета: "Мы достигли плато перманентного процветания".

Я согласен с тем, что экономические перемены приносят огромные выгоды и что более глубокое понимание экономики позволит нам реагировать на ситуацию лучше, чем когда мы проводили денежную и фискальную политику на протяжении ряда лет, последовавших за крахом 1929 года. Однако весь мой опыт подсказывает, что в конечном счете основой всех рынков является человеческая природа. То есть доверие или отсутствие такового оказывает значительное влияние на рынки и экономику, а доверие на протяжении всей истории рынков и экономики колебалось от одной крайности к другой.

Возможно, комментаторы правы, и все это утратило силу впервые за всю историю человечества. Однако ведь возможно и обратное. И наши действия должны учитывать такую альтернативу. Те, кто определяет государственную политику, должны продолжать интенсивную работу по реформированию архитектуры глобальных финансовых рынков. Руководители компаний должны делать то, чего им никогда не приходится делать в хорошие времена: принимая решения, они должны тщательно выявлять и взвешивать риски. У меня такое впечатление, что умение ощущать риски сильно притупилось за тот длительный период, который был столь благоприятным для промышленно развитых стран, и этому также способствовало быстрое восстановление рынков, последовавшее за их спадами

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (214) 17 января 2000
    N01-02 (214-215) 17 января
    Содержание:
    Тема недели
    Мир в прошлом году
    Реклама