Когда состязаются коровы с лягушками

Мир в прошлом году
Москва, 17.01.2000
«Эксперт» №1-2 (214)
Британская экономика может вскоре обогнать французскую, впервые за 30 лет. Не принимайте это всерьез, считает Джон Граймонд (John Grimond).

Не много найдется соревнований, которые привлекали бы столько зрителей, сколько состязание между Францией и Великобританией, или, скорее, между их народами - "лягушками" и "ростбифами". Нельзя сказать, что они, как подчас это бывает с соседями, ненавидят друг друга. Но и любви между ними нет. Каждый восхищается некоторыми чертами другого: кухня, шик, пейзаж, с одной стороны; собаки, литература, флегма - с другой. Но те качества, которые они друг в друге презирают, намного перевешивают качества, которые они уважают.

Отсюда и соперничество, еще более усугубляемое сходствами этих двух стран: чувством патриотизма, гордой историей, притязаниями на роль на мировой сцене, принижением этой роли, численностью населения и масштабом экономики.

Возможно, в один прекрасный день в не столь отдаленном будущем британские газеты триумфально объявят, что Великобритания обогнала Францию по валовому внутреннему продукту.

Это заявление будет "липой", но это несущественно, у него будет куча защитников. Защитники будут доказывать, что, если сумму ВВП Франции, выраженную в евро, перевести в доллары, она будет меньше суммы ВВП Великобритании, выраженной в фунтах стерлингов и тоже переведенной в доллары. Если считать таким образом, эти две экономические системы уже почти сравнялись в размере: в 1998 году ВВП Франции составлял 1,4 трлн долларов США, а Великобритании - 1,37 трлн долларов США. Хотя экономика Франции имела хорошие темпы роста (2,3% в 1999 году) - и ожидается, что они будут еще лучше в 2000-м, евро был слаб, а фунт силен.

Те же британские газеты, которые мечут громы и молнии в сторону Европейского Союза и особенно "последнего образца его интеграционного безумия" - единую валюту, будут громче всех славить новые экономические достижения Великобритании. Так что, если заявление о превосходстве британской экономики над французской все-таки будет сделано, это будет исключительно критика евро.

Хотя, с другой стороны, если бы не этот "ужасный" экономический и валютный союз (за который так беззастенчиво ратовал этот "дьявол" француз Жак Делор (Jacques Delors), когда он возглавлял Европейскую комиссию), британская экономика, без всякого сомнения, все еще была бы позади французской.

Но, по здравому рассуждению, именно там она и находится - и там, скорее всего, останется, по крайней мере на некоторое время. Сравнение экономик по рыночному валютному курсу может дать совершенно искаженную картину. Курсы валют сильно колеблются и подвержены влиянию таких факторов, как процентные ставки, движение капитала, государственная политика и т. д. Поэтому межгосударственные сравнения обычно основываются на концепции паритета покупательной способности, согласно которой оценка валют производится исходя из того, сколько требуется валюты, чтобы купить такую же корзину товаров и услуг в соответствующих странах. Если считать таким образом, британский экономический потенциал (1,30 трлн долларов США в 1999 году) примерно на 4,5% меньше французского (1,37 трлн долларов США).

Поскольку численно

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (214) 17 января 2000
    N01-02 (214-215) 17 января
    Содержание:
    Тема недели
    Мир в прошлом году
    Реклама