Как важно быть серьезным

Послезавтра
Москва, 17.01.2000
«Эксперт» №1-2 (214)
Элитарная культура должна вернуться к простым ценностям

В конце семидесятых два наших андерграундных художника эмигрировали во Францию, а точнее - в Париж. Поначалу дела не шли у обоих, потом одним заинтересовался некий галерейщик, взял на пробу работу-другую, их купили, и галерейщик заказал еще несколько "точно таких же". И вот обосновался наш бывший соотечественник в небольшой, но парижской квартире, весной вывез жену в самую Ниццу, а может, даже и в Сен-Тропез. Ну а другу его так и не удалось попасть "в струю", и прозябал он себе где-то в пригороде, трясясь в электричках, чтобы попасть в милый сердцу художника Латинский квартал.

Вот встречаются эти удачник и неудачник, скажем, на бульваре Сен-Жермен, и неудачник говорит: "Старик, неужели ты не видишь - это же заговор, все эти галерейщики, маршаны и, стыдно сказать, кураторы договорились хорошее искусство, мое, к примеру, замалчивать, а плохое проталкивать и цену на него накручивать. Я бы этих масонов (потому что кем же, как не масонами, Маршаны и Кураторы могут быть?) своими руками перевешал". "Вот что зависть делает с человеком", - подумал удачник. Но пожалел сбрендившего приятеля и для поднятия духа позвал его с собою на вернисаж в Центр Помпиду. "Пойдем, - говорит, - на открытие большой экспозиции замечательного художника Ива Кляйна. Сам я его работ пока не видел, потому что советская власть их от нас прятала, но все знают, что сейчас он в нашем деле - номер один. Так что посмотришь на мастера, мысли свои дурацкие из головы выкинешь".

Приходят наши герои в Центр Помпиду: там толпа, шампанское, восторженные речи матерых критиков, дамы в декольте, правительственные чиновники и телекамеры. А по стенам висит большое количество синих холстов разного размера. Цвет, ничего не скажешь, яркий, глаз радует, и нанесен гладенько: то ли спреем, то ли валиком. Ну а рамы - так себе, незатейливые.

Посмотрел тут неудачник на удачника: "Вот видишь, я же тебе говорил". Тот только рукой махнул. И задумчивый пошел по вечерним парижским улицам в свою уютную квартиру.

Ложа искусствоведов

Поспешу заверить читателя в своей крайней нелюбви ко всем и всяческим теориям заговора и заодно извиниться за некоторую лубочность приведенной выше абсолютно правдивой истории. Но случай Ива Кляйна действительно прост, как пустая матрешка. Не только прост, но и нагляден: нас заставляют поверить в то, что это синее хорошо, потому что за него уплачено миллион долларов. Обратной связи не предполагается. Как и невинного младенца, во время оно позволившего себе заикнуться о том, что король голый.

Когда пишешь такие строки, чувствуешь себя неуютно, понимая, что уподобляешься обывателям, столпившимся у впервые выставленного в 1980 году на выставке "Москва-Париж" "Черного квадрата" Малевича с претензиями, что стороны у квадрата неровные, "да и вообще, я тоже так могу". У стыдливого чувства, с которым всегда связано высказываемое неприятие современного искусства, есть по крайней мере две причины: во-первых, не так далеко ушло то время, когда репродукция какого-нибудь авангардного творения на с

У партнеров

    «Эксперт»
    №1-2 (214) 17 января 2000
    N01-02 (214-215) 17 января
    Содержание:
    Тема недели
    Мир в прошлом году
    Реклама