Война и выборы

Политика
«Эксперт» №3 (216) 24 января 2000
Обе воюющие в Чечне стороны уверены в своей близкой победе

Про Владимира Путина определенно известно только одно: он всегда был твердым сторонником продолжения военной операции в Чечне до полной победы. И поэтому объявленное им по поводу Рождества и окончания Рамадана перемирие в Грозном не поняли ни российские военные, ни тем более чеченские боевики.

Но это был неплохой дипломатический ход в преддверии приезда в Россию лорда Рассел-Джонстона, председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы. Сами боевики показали лорду и Европе, что вовсе не склонны к переговорам. Демонстративно нарушив перемирие, они спровоцировали российскую армию резко активизировать боевые действия. Неминуемая потеря Грозного вовсе не смущает чеченских командиров. Они считают, что все идет по их сценарию и победа близка.

Масхадова опять не послушали

Между тем первым заговорил о перемирии чеченский президент Аслан Масхадов. По его словам, это было необходимо ввиду критического уровня экологического заражения в Грозном, которое якобы возникло из-за применения российскими войсками химического оружия. Хотя, скорее всего, взрывы цистерн хлора стали непреднамеренным результатом постоянного обстрела города. Или организовывались самими боевиками исключительно для создания нужной "картинки" на Западе.

Масхадов требовал приезда в город представителей ОБСЕ для изучения причин заражения. Реакция российской армии на требования Масхадова была вполне предсказуема - в тот же день генерал Валерий Манилов вновь заявил, что "единственный способ прекратить кровопролитие заключается в том, чтобы боевики сложили оружие". Такую же позицию выразил и генерал Владимир Шаманов, в свое время грозивший в случае остановки военных действий сорвать с себя погоны. Однако и. о. президента Владимир Путин все же распорядился прекратить все бомбардировки и артобстрелы Грозного, а строптивый генерал отделался лишь "технической ротацией".

Рождественская "покладистость" Путина вполне объяснима. Он всегда отрицал возможность политических переговоров с Масхадовым. Но в данном случае чеченский президент не поднимал политических вопросов, настаивая на обсуждении чисто "технического" вопроса о применении химического оружия. И вполне возможно, что на этих переговорах можно было бы достигнуть и того соглашения по гуманитарным вопросам относительно мирных жителей в Грозном, которого добивался Сергей Шойгу. Камнем преткновения в этом случае становился, конечно, вопрос о наблюдателях ОБСЕ, приезда которых требовал Масхадов.

Именно с обсуждения этого пункта и должна была, видимо, начаться подготовка переговоров. Похоже, что Москва ее и начала - 9 января премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен сообщил, что Владимир Путин прислал письмо в Европейский совет с изложением своей позиции по поводу возможного сотрудничества. Однако в этот же день чеченские боевики атаковали Шали и Аргун, а на следующий день на совещании у Масхадова было принято решение развернуть партизанскую войну по всей территории Чечни.

Итак, Масхадов опять не сдержал своего слова. Снова в руководстве Чечни взяли вер