Комбинация из трех

Тема недели
«Эксперт» №3 (216) 24 января 2000
Кремлю оказалось проще договориться с коммунистами, чем с правыми

Сразу после скандала на первом заседании Думы всех очень занимал вопрос: был ли Владимир Путин посвящен в детали реализованной чиновниками со Старой площади схемы структурирования нижней палаты? Отсутствие в последующие дни комментариев к шумной коллизии в Охотном ряду со стороны и. о. президента дало основания предположить, что ничего нового или шокирующего для себя он в создавшейся ситуации не находит. К аналогичному выводу подводят и сообщения наших источников в администрации президента.

Мечта о приводном ремне

Как они утверждают, из Кремля им поступил политический заказ создать в нижней палате такую конфигурацию, которая способствовала бы оперативному принятию необходимых исполнительной власти законов. Иными словами, требовалось превратить парламент в приводной ремень для Кремля и Белого дома. Заказчик явно находился под впечатлением затяжной холодной войны между ветвями власти, торпедирующей любые реформаторские позывы. Одной из самых печальных историй этого ряда в правительстве считают провал пакета мер по реформированию социальной сферы, внесенный в нижнюю палату вице-премьером Олегом Сысуевым.

Формулируя подчиненным задачу, Путин уточнил, что ее решение он видит в передаче в дружественные руки управления ключевыми думскими комитетами: бюджетным, банковским, оборонным, законодательным и по социальным вопросам. За эти стратегические позиции и. о. президента счел возможным пожертвовать думским оппонентам пост спикера. Но при этом, чтобы наверняка лишить будущего председателя палаты возможности играть свою игру, предполагалось основательно зачистить отстроенный коммунистами четыре года назад под себя аппарат нижней палаты - это было условием Кремля для кандидата в председатели Думы. В частности, планировалось снять с должности первого заместителя руководителя аппарата, думского управделами Павла Аверина - главного раздатчика материальных благ, активно используемого спикером Геннадием Селезневым в качестве удобного инструмента для манипулирования депутатскими массами. Такова вкратце была исходная диспозиция.

Были и рекомендации по персоналиям. В частности, фигура Селезнева неприятия у Путина не вызывала: Кремль уже работал с ним на выборах губернатора Московской области, и считалось, что процесс "рыбкинизации" члена ЦК КПРФ можно продвигать и дальше. Но, как клянутся наши источники, о тотальном альянсе с коммунистами поначалу речи не шло. Более того, Путин вовсе не настаивал на кандидатуре Селезнева, соглашаясь получить в качестве четвертого лица в государстве, к примеру, Александра Жукова или Олега Морозова (оба из ОВР). Но такие возможности были плотно перекрыты лидером блока Евгением Примаковым, видевшим в этом кресле себя самого. На это Кремль пойти не мог никак по причинам вполне очевидным. Серьезной конкуренции Путину в марте Евгений Максимович, скорее всего, не составит, но работать с ним как с председателем законодательной палаты было бы для Путина удовольствием маленьким.

Сами виноваты

За неделю до первого думского заседания фракция О