Слово Путина

Политика
«Эксперт» №6 (219) 14 февраля 2000
Что показал психолингвистический анализ устных выступлений и. о. президента России

Он не видит никаких различий между партиями, движениями и другими представительными учреждениями, с одной стороны, и государственным аппаратом - с другой

Он склонен замечать в людях и человеческих отношениях лучшее

Он склонен создавать систему личных уний, основанных на дружеских отношениях

Имиджмейкерскую тактику можно определить как сотворение мифа о герое, утверждающего и обязательный набор его атрибутов: крупный исторический масштаб личности, глубокое знание жизни народа, служение Отечеству как наивысшая цель, исполнение профессионального долга на грани постоянного риска

За человека едва ли не более поступков говорят его слова. В отборе конкретных слов, их согласовании, построении связных высказываний человек поневоле выдает свои глубинные мысли и настроения, даже если прилагает все усилия для того, чтобы их завуалировать. Причем к политикам это относится в гораздо большей степени, чем к обычным гражданам. Понятно, что объектом психолингвистического анализа, выявляющего глубинные мысли и настроения, могут быть только устные и не подготовленные заранее тексты.

Мы обработали все большие телеинтервью Владимира Путина, передававшиеся в прямом эфире с момента назначения его премьер-министром, и получили результаты, которые, наверное, могли бы помочь ответить на знаменитый вопрос Who is mister Putin?, поставивший в тупик всю российскую делегацию в Давосе.

Человек из народа

Речевое поведение Путина соответствует эталонным образцам политического ток-шоу. Его ответы интервьюерам почти всегда логически отстроены, исчерпывающе немногословны и достаточно информативны. Вместе с тем, необходимо отметить высокую роль спичрайтерского участия, направленного на "синхронизацию" речевых фигур премьера со вкусами и ожиданиями широкой публики. В первую очередь вспомним крылатое "мочить в сортире". Для нас очевидна навязанность этих слов Путину, их неадекватность его манере публичной риторики. Гораздо более органично с ней сочетается прямо противоположная установка на крайне щепетильную, на грани ханжеской, отсортировку "непристойных" выражений, достаточно типичную для этикетных представлений советского интеллигента в первом поколении.

Приведем полную цитату из словесного этюда к портрету некоторых западных доктринеров, как раз основанную на замене неэстетичных выражений известной пословицы: "Им не только говорить, им все, что угодно, в глаза можно делать, а у них все будет божья роса, прости Господи". Или - извинение за низкий литературный стиль в сообщении о поездке в Чечню: "А то, что жена за мной увязалась, прошу прощения, я ничего не мог с этим поделать".

Коммуникативные тактики всегда строятся на определенных символических системах, принадлежащих "коллективному сознанию" и порожденных социальным опытом определенных поколений и общественных групп. Их использование сообщает важные сведения о персональных предпочтениях и намерениях человека. В текстах Путина наиболее ярко представлен понятийно-фразеологический комплекс, идентифицируемый с советским периодом. Сам