Сожжение бывшей жены

Культура
«Эксперт» №6 (219) 14 февраля 2000

Люка Бессона любят называть вундеркиндом европейского кино. За каких-нибудь пятнадцать лет он сделал сногсшибательную карьеру, добившись необыкновенного успеха на американском рынке и ухитрившись сохранить репутацию серьезного художника-европейца. Но его последняя работа "Жанна д`Арк", выходящая в российский кинопрокат, имеет все шансы эту репутацию разрушить.

Взлет Бессона произошел стремительно. Успех ему принес фильм "Подземка", где уже есть все отличительные черты бессоновского стиля: музыка Эрика Серра, ярко подсвеченные кадры, небритые мужчины и решительные женщины, а всемирную славу - "Никита".

Сняв в 1994 году совместно с американцами "Леон-киллер", Бессон заработал много денег и неприязнь европейских критиков. Неприязнь эта окончательно утвердилась после выхода следующего ориентированного на Голливуд изделия Бессона - динамичной, но до неприличия сентиментальной футуристической сказки "Пятый элемент". Кроме музыки и ярких красок в "Пятом элементе" есть небритый и растрепанный Брюс Уиллис и прехорошенькая, но не очень одаренная Мила Йовович, после съемок незамедлившая стать женой режиссера.

Если считать, что талант - это сочетание мастерства и оригинальности, то в последнем продукте режиссера Бессона, киноэпопее об Орлеанской девственнице, ничего похожего на талант обнаружить невозможно. Существует около сорока экранизаций истории Жанны д`Арк, созданные во все эпохи развития кино. По таинственным причинам Люк Бессон потратил сто миллионов долларов, чтобы снять еще одну. Единственное, в чем Иоанна Орлеанская Бессона превосходит всех предыдущих Иоанн, - она самая дорогая. Жанр и смысл этого фильма определить трудно - во всяком случае, это не историческая лента, слишком много в ней вопиющих анахронизмов. Это и не модернизация - ничего современного, кроме компьютерных спецэффектов, в фильме нет.

Говорят, что многие актрисы мечтают сыграть Жанну д`Арк, но у Бессона это не памятник великой актрисе, а скорее, могила неудачной любви (Люк и Мила уже успели развестись). В окружении многочисленных кинозвезд - Джона Малковича, Фэй Данауэй, Дастина Хоффмана - это особенно бросается в глаза. Три часа под музыку и на фоне ярких красок Бессон терзает зрителя бесконечными крупными планами ухоженного фотомодельного лица Милы Йовович. В старом фильме Бессона "Голубая бездна" две трети нижней части кадра были заняты интенсивным синим цветом, в Иоанне Орлеанской синий цвет почти неизменно занимает верхние две трети кадра. В нижней трети кадра многочисленные небритые мужчины в стальных доспехах, воодушевленные воплями Милы Йовович и ее белым штандартом, заливают друг друга кровью. Получается красивое сочетание цветов синий-белый-красный, как у французского флага.

Когда батальная фантазия у Бессона иссякает, включается фантазия эзотерическая. В застенок к пленной Жанне является Дастин Хоффман в черном капюшоне, изображающий не то Господа Бога, не то нечистую девичью совесть, и задает Жанне вопросы, которые, скорее, следовало бы задать режиссеру: как попал на лу