Идеология госрэкета: два источника и одно следствие

Тема недели
«Эксперт» №7 (220) 21 февраля 2000

Отмирание государства придет не через ослабление государственной власти, а через ее максимальное усиление.

И. В. Сталин

В понимании утопистов, анархистов и ранних марксистов государство и свобода - понятия несовместимые и взаимоисключающие. Позднее в диалектике победившего государства Ленина-Сталина необходимость государства на пути к свободному обществу была неопровержимо доказана (см., например, эпиграф).

Казалось бы, пятнадцать лет либеральных реформ в России должны были хотя бы приблизить верхушку власти к относительно новому (в историческом масштабе), шумпетерианскому пониманию основ экономической свободы - открытая конкуренция на всех рынках и неограниченная свобода действий любого субъекта экономики после исполнения требований закона. В этой диалектике и государство не обязано "отмереть". Наоборот, оно должно утверждать и оберегать эти основы, будучи при этом необходимым и достаточно сильным.

Последние десять лет партия власти - будь ее лидером Гайдар, Черномырдин, Примаков или Путин - в своих программных документах исправно сообщает нам, что государство должно быть на рынке не игроком, а арбитром и т. д. и т. п., - во вполне шумпетерианском духе. Но на практике госаппарат не отказался от своей диктатуры, а у "верхов" недостало политической воли перестроить госмашину на шумпетерианский лад понимания силы государства, заставить ее выпустить из своих цепких рук пряник и кнут.

В отсутствие политической воли вождей с госаппаратом случилась псевдолиберализация, вполне в духе высказывания Ильи Ильфа: "До революции он был генеральской задницей, революция его раскрепостила, и он начал самостоятельное существование".

Распределяй и властвуй

В ЦК КПСС, Госплане СССР, Госснабе СССР четко знали, что пряников сладких всегда не хватает на всех. Знали и использовали - распределяли в натуральном виде, как тогда говорили, "фондировали" десятки тысяч типосортомаркоразмеров продукции. Государство, как Антей от земли-матушки, питало свои силы из всеобщего дефицита. Любой хозяйственник от министра до бригадира чувствовал свою ничтожность перед системой государственного распределения, заискивал перед ней, мечтал стать ее почти бескорыстным винтиком.

Пришел Гайдар-Геракл, поставил во главу угла всеобщий эквивалент, закон спроса-предложения - казалось бы, оторвал Антея от источника силы и выбросил на помойку истории. Но получилось не совсем так. Получилось по Райкину: пусть все будет, но пусть чего-то не хватает. Вожди сделали так, что не хватать стало денег. В итоге ЦБ с Минфином, не изменив классическому призванию диктаторствующего аппарата, подменили маттехснаб и стали крепить мощь государства, распределяя дефицитные, но не натуральные, а денежные "пряники" - кредиты, бюджетные средства, квоты, льготы, лицензии, освобождения. Совсем скоро государство научилось играть свою роль в процессе приватизации - распределении "халявного" для большинства будущих владельцев капитала. Скоро овладеет искусством распределения земли.

Похоже, что защитная реакция госаппарата, н