Самурайская улыбка

Культура
Москва, 21.02.2000
«Эксперт» №7 (220)

В отечественный прокат вышел последний фильм Джима Джармуша "Пес-призрак: путь самурая". В отличие от предыдущих картин это произведение своего любимца западная критика приняла с некоторой прохладцей. Джармуш оказался жертвой собственной репутации гения. Роль это неблагодарная. Гений не работает, а творит. И если вместо ожидаемых шедевров он производит просто качественный продукт, то публика разочарована.

В начале восьмидесятых Джармуш прославился как автор малобюджетных фильмов про "другую" Америку. Предмет этих медленно текущих картин - одинокие американские чудаки и заблудившиеся в американской глубинке иностранцы. В фильмах Джармуша мало действия - он не рассказывает, а рисует. Сочетание экзотического материала - незнакомой Америки, не похожей на мир голливудских фильмов, и европейского языка авторского кино - сделало Джармуша необыкновенно популярным среди интеллектуалов, особенно в Европе. Джармуш как бы придумал творческую субкультуру современной Америки с ее специфическим стилем жизни и специфической музыкой.

В девяностых годах стиль и тема фильмов Джармуша резко изменились. Неожиданно для своих поклонников он снял фильм не на современный сюжет, а сказку в костюмах конца XIX века, эдакий поставленный с ног на голову вестерн. Фильм "Мертвец" оказался первым значительным коммерческим успехом Джармуша, зато интеллектуальному зрителю пришлось идти не в элитарный клуб, а в обычный кинотеатр.

В "Псе-призраке" обычного Джармуша еще меньше. Любители режиссера, смотревшие его старые фильмы со своего рода этнографическим любопытством, оказались в растерянности. Персонажи нового фильма лишены и намека на жизнеподобие, а место действия не имеет названия.

В некоем американском городе живет на чердаке грузный чернокожий человек, который считает себя самураем (Форест Вайтекер). В свободное от работы время он разводит почтовых голубей и читает древний самурайский кодекс "Хагакуре". По профессии же этот человек, называющий себя Собакой-Призраком, - наемный убийца. Как и любой самурай, он бесконечно предан своему мастеру, а вот мастер ему попался неудачный - мелкий мафиозо по имени Луи (Джон Торми). По недосмотру заказчиков одну из своих хирургических операций самурай провел при свидетелях, и главари мафии, оторвавшись от вдумчивого просмотра допотопных мультиков, решают его ликвидировать. Самурай убивает врагов, сохраняя, в соответствии с правилами своей касты, полное спокойствие и преданность мастеру. Все это под музыку наимоднейшей нью-йоркской рэп-группы RZA.

Основной эффект "Собаки-призрака" строится на соединении древних японских текстов, которые высвечиваются на экране между сценами, как в немом фильме, с приевшейся уже фигурой киллера из картин Тарантино или Оливера Стоуна. Поэтому многие критики решили, что Джармуш взялся не за свое дело и снял неудачную пародию на кино голливудской новой волны. В действительности же он просто поменял тему.

Новое кино Джармуша удивительно похоже на иллюстрацию к классическим работам по теории искусства филолога-фо

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (220) 21 февраля 2000
    Государственный рэкет
    Содержание:
    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама