Во всем виноваты женщины

Культура
«Эксперт» №10 (223) 13 марта 2000

Вопрос "Почему Отелло убил Дездемону?" неизбежно возникает у каждого режиссера, взявшегося за постановку трагедии Шекспира "Отелло". На него необходимо ответить, так же, как, например, на вопрос "Почему застрелился Константин Треплев в 'Чайке' Чехова?". Ответ Евгения Марчелли, поставившего "Отелло" в театре Вахтангова, ошеломляет своей неожиданностью: в том, что случилось, виноваты женщины.

Именно поведение Дездемоны, Эмилии и Бьянки стало причиной трагических событий. Героини в спектакле держатся намеренно вызывающе, принимают соблазнительные позы, дразнят и эпатируют мужчин. Дездемона (Анна Дубровская) очень молода. Она совсем недавно осознала власть над мужчинами, которую дают красота и женственность, и спешит воспользоваться ею. Уроки соблазнения Дездемона берет у Эмилии и оказывается очень способной ученицей. Яго (Сергей Маковецкий), который, как положено у Шекспира, коварен, холодно расчетлив и циничен, не нужно прилагать особенных усилий, чтобы возбудить ревнивые подозрения Отелло. Достаточно вспомнить, как Дездемона, недавно убежавшая из отцовского дома, танцует перед Отелло, Яго и Кассио под ритмичные звуки барабанов, завораживая мужчин чувственной пластикой движений. Или как на глазах у мужа кокетничает с опальным Кассио. Яго может сказать: "Да вы посмотрите на нее", - и обвинения покажутся правдой.

Действие спектакля сосредоточено в узком пространстве, огороженном железными прутьями. Исторические подробности режиссера не интересуют. Венецианский дож в ярко-бирюзовом балахоне с набеленным лицом, который выходит в сопровождении трех похожих на него спутников, - фигура скорее шутовская. Он нужен для развития действия не больше, чем "бог из машины" в античной трагедии. Некоторые сцены с ним кажутся излишне длинными. О Венеции напоминают пестрые, похожие на наряд Арлекина костюмы второстепенных персонажей и их лица, покрытые гримом, словно венецианские карнавальные маски. Отелло и его окружение - в черных, вполне современных военных униформах и черных беретах. Они слегка напоминают неонацистов. Отелло (Владимир Симонов) - вовсе не мавр, а скорее "белокурая бестия". Светлокожий блондин-ариец ничем не отличается от Кассио и Яго.

Трагедия "Отелло" стала у Евгения Марчелли love story Отелло и Дездемоны. Отношения между супругами откровенно чувственные, плотские. Поэтому неудивительно, что Отелло переживает настоящий шок при мысли, что другой мужчина может дотрагиваться до жены. Но мы так и не увидим, как Отелло убивает Дездемону. Хотя ее смерть - один из самых выразительных фрагментов спектакля. Дездемона сидит перед овальным прозрачным стеклом-зеркалом. Отелло перебирает ее волосы, гладит по спине и по плечам, она отвечает на ласки. В самый разгар супружеской идиллии по стеклу внезапно стекает струя крови, а Дездемона по-прежнему сидит в кресле и загадочно улыбается.