Возвращение государства

Экономический анализ
«Эксперт» №11 (224) 20 марта 2000
В капиталоемких высокотехнологичных отраслях с длинным производственным циклом эффективный рынок без помощи государства возникнуть не может

Ряд значимых предприятий обрабатывающей промышленности, таких как КамАЗ или АНТК им. Туполева, в последнее время был фактически национализирован. Насколько объективна эта тенденция и как она сочетается с предшествующей массовой приватизацией?

В изначальной логике рыночных реформ в России массовой приватизации придавалось очень большое значение. Либерализация цен, открытие экономики и разрушение организационных монополий рассматривались, скорее, как необходимые предпосылки перехода к рынку. Приватизация же, предполагающая переход ответственности от государства к частным собственникам и открывающая возможности для частной инициативы, должна была заложить основу для развития механизмов рыночного саморегулирования. Приватизация в наибольшей степени должна была способствовать формированию конкурентной структуры рынков, что является важнейшим условием экономического прогресса.

Один из парадоксов российских реформ заключается в том, что выбранные формы приватизации, которые явились следствием политических компромиссов начала 90-х годов, в целом ряде ключевых отраслей привели к консервации неконкурентной и неэффективной промышленной структуры. Попробуем объяснить, почему так вышло.

Любая приватизация неизбежно предполагает перераспределение контроля за предприятиями. В России этому перераспределению контроля предшествовало существенное распыление собственности - неизбежное следствие избранной ваучерной модели приватизации. Соответственно, обязательным условием реализации конечных целей приватизации (в виде передачи контроля от государства к эффективному частному собственнику) являлась консолидация мелких распыленных пакетов акций.

Размытая структура собственности достаточно быстро была преодолена в группе сырьевых и перерабатывающих отраслей (ТЭК, металлургия, химия и т. п.), поскольку контроль за этими предприятиями сулил колоссальные доходы, базирующиеся на исторически сложившейся разнице между внутренними и мировыми ценами.

Реальная концентрация собственности произошла также в некапиталоемком секторе обрабатывающей промышленности (пищевая и легкая промышленность, производство стройматериалов и т. д.). Для этого требовались существенно меньшие стартовые вложения, а потенциально высокая отдача обеспечивалась за счет быстрого оборота капитала при работе на внутренний рынок.

Капиталоемкие высокотехнологичные отрасли с длинным производственным циклом оказались в наихудшем положении. В силу неконкурентоспособности по цене не только на мировом, но и на внутреннем рынке (здесь свою негативную роль сыграло слишком быстрое открытие экономики) они не представляли собой гарантированный источник потенциальных долгосрочных доходов и одновременно требовали наибольших вложений в реструктуризацию. Поэтому на предприятиях этих отраслей процесс консолидации распыленных пакетов акции не завершился до сих пор, и в результате на смену государству не пришел какой-либо иной собственник, способный инициировать внутренние реформы.

Текущий контроль за подобными предприятиями, к