У мартеновских печей

Рынки
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000
В прошлом году у российской черной металлургии появился шанс на выживание. Он может оказаться последним

После распада Советского Союза российская черная металлургия в отличие от своих "цветных коллег" (прежде всего алюминщиков) вплоть до прошлого года быстро и устойчиво шла ко дну: если в начале 90-х совокупный объем производства стали-сырца в стране составлял более 60 млн тонн в год, то по итогам кризисного 1998 года эта цифра упала до 43,8 млн. В результате Россия даже умудрилась потерять свое, еще совсем недавно казавшееся незыблемым четвертое место в списке крупнейших стран - сталепроизводителей мира, пропустив вперед Германию. Чуть ли не единственным, да и то весьма сомнительным достижением отечественных металлургов за этот "черный период" стал резкий прирост экспортных поставок: по этому показателю Россия уверенно возглавляет мировой топ-лист.

Согласно многочисленным западным исследованиям, порядка 20% действующих сталеплавильных мощностей в мире являются балластом для рынка, и их постепенное вымывание представляется практически неизбежным. Большинство отечественных металлургических заводов давно присутствует в этом негласном "списке на вылет". Их возражения против подобных методов оценки мировых производственных мощностей (наиболее популярный аргумент - "куда же нам еще больше сокращаться") вполне понятны. Но эта словесная риторика, если не принять хоть какие-то меры по реальному улучшению технологических и управленческих характеристик работы предприятий, хороша только для внутреннего потребления.

Нечаянная радость

Еще год назад пессимистические прогнозы относительно перспектив отечественной черной металлургии выглядели весьма убедительно: после того как в 1997 году мировая сталелитейная промышленность достигла рекордного уровня производства (798,8 млн тонн), в отрасли наступил сильный спад, вызванный прежде всего азиатским кризисом, приведший к значительному ценовому обвалу и, как следствие, ужесточению конкурентной борьбы за рынки сбыта. Вспыхнувшая на этом фоне тотальная "лихорадка" антидемпинговых расследований еще более усугубила положение российских производителей, вынужденных сплавлять свою продукцию "абы куда и абы почем", ибо коматозный внутренний рынок не подавал никаких сигналов о своем скором оживлении.

Тем не менее нашей сталелитейной отрасли, получившей за этот период несколько серьезных пробоин, вскоре удалось встряхнуться и, несмотря на относительно низкий уровень прироста общемирового производства стали в 1999 году (чуть более 1%), постепенно войти в рыночный ритм вновь разогревающейся мировой экономики.

По результатам прошлого года рост объемов производства стали в России по сравнению с 1998 годом составил около 6 млн тонн или порядка 18%, готового проката - 16% (соответственно, немцы снова опустились на пятое место, пропустив Россию вперед). Отличные результаты были продемонстрированы российскими металлургами и в экспорте металлопродукции: по сравнению с 1998 годом он вырос на 4,5 млн тонн (плюс 20% - к 1998 году и плюс 11% - к 1997 году).

Еще более впечатляют предварительные данные по первым двум месяцам текущего года, о