Добрососедская склока

Политика
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000
В отношениях между Латвией и Россией слишком много чувства

В прошлую среду 29 марта на пленарном заседании Государственной думы планировалось принять закон о санкциях в отношении Латвии. Этому предшествовали несколько нот на дипломатическом уровне, неудовлетворенная просьба Владимира Путина к президенту Латвии Вайре Вике-Фрейберга смягчить участь партизана-антифашиста, а ныне гражданина Латвии Василия Кононова, приговоренного в Риге к шести годам тюрьмы за "военные преступления", шествие ветеранов латышского легиона СС 16 марта по улицам Риги и бурная реакция на это кандидата в президенты Амана Тулеева, призвавшего Путина и членов Федерального собрания ввести жесткие санкции против Латвии.

Уже принятый в двух чтениях проект федерального закона "О мерах РФ по предотвращению нарушения основных прав и свобод граждан РФ и российских соотечественников в Латвийской Республике" запрещал любые внешнеторговые и иные внешнеэкономические сделки с Латвией, экспорт и импорт любых товаров за исключением лекарств и гуманитарных поставок, финансово-кредитные операции, выполнение любых работ, как-либо связанных с этой страной. Постановлялось все организации, имеющие дело с Латвией, ликвидировать, счета арестовать, имущество конфисковать, но при этом российским партнерам убытки возместить (надо понимать, из госбюджета).

В понедельник 27 марта на Совет Думы, который обсуждал повестку на ближайшую неделю, срочно приехали глава МИДа Игорь Иванов и его первый заместитель Александр Авдеев и стали уговаривать думцев не утверждать этот закон. Мидовцы обещали разобраться с Латвией на двустороннем уровнем и с помощью международных организаций, они пытались объяснить, что, даже если закон отвергнет Совет федерации и не подпишет президент, его появление вызовет "резко негативную реакцию международного сообщества". Кроме того, если бы закон вступил в действие, в первую очередь от него пострадали бы наши соотечественники в Латвии (которых, по глубокой мысли думцев, этот закон призван был защитить).

Выслушав дипломатов, Совет Думы засомневался и решил обсуждение закона отложить на неделю. То есть у наших законодателей появилось еще несколько дней, чтобы подумать над тем, что происходит в Латвии.

"Негритянские" права

В паспорте латвийских неграждан, а их 600 тысяч - треть населения, написано "Alien`s passport", что сразу навевает ассоциации с последним кинематографическим хитом "Alien" ("Чужой", в смысле "Нелюдь"), хотя в международном праве это всего лишь означает "паспорт проживающего в данной стране подданного другого государства". Наверное, имеется в виду усопший СССР, поскольку гражданами России эти "подданные" не являются.

За последние шесть лет Госдума России семнадцать раз сотрясала атмосферу своими заявлениями по отношению к Латвии, но сама не дослушивала даже их эхо, на второй день забывая о том, что можно было бы попросить латвийскую сторону все-таки ответить по существу своих заявлений. Самым резким демаршем России до последнего времени был отказ президента Бориса Ельцина принять высший латвийский орден, которым его наградил