Любовь без масок

Культура
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000
Что показал всероссийский театральный фестиваль

Вопреки ожиданиям устроители "Золотой маски" обошлись без деклараций на тему "итогов", "конца тысячелетия" и проч. Но магия чисел сработала сама: фестивальная афиша 2000 года составлена так, словно экспертный совет специально старался дать своего рода "обзор и краткую летопись" театрального искусства, куда вошли и историческая ретроспектива, и актуальные тенденции.

История разворачивается через тексты, хронологически выстраивающиеся от Шекспира до наших дней. Включено все: и высокая трагедия, и классическая комедия, и строгий реализм, и нервный декаданс, и шедевры ХХ столетия, и театр абсурда, и переделки классики, и сегодняшняя российская драматургия. Нашлось в программе место даже и для малоупотребляемой романтической эстетики, и для полузабытых третьестепенных авторов типа Мариенгофа, которых театр периодически извлекает из библиотечных хранилищ.

Все многообразие театральных стилистик, школ и направлений представлено тож. Иногда возникает даже впечатление, что эксперты хлопотали о репрезентативности более, чем о качестве. Для чего включен в афишу "Трудовой хлеб" московского Малого, отличающийся такой пуленепробиваемой традиционностью, словно постановщик А. Коршунов пришел к нам прямо из прошлого века? Не для того ли, чтоб показать: это существует и занимает свое место в театральном пространстве? Чем объяснить участие откровенно коммерческой "Бури" А. Морфова (Театр им. Комиссаржевской, Петербург), веселящего публику балаганными трюками и шуточками на тему секса? Велением времени, готового возвысить коммерцию до искусства, или опять-таки стремлением к полноте охвата?.. Впрочем, уровень отобранных спектаклей - вообще отдельная песня.

Особенности национальной премии

По большому счету, программу надлежало бы урезать почти втрое, оставив спектакли Камы Гинкаса "Пушкин. Дуэль. Смерть" (ТЮЗ) и "Комната смеха" (Театр п/р Табакова) и три петербургских постановки: "Чевенгур" Льва Додина (МДТ), "Отец" Григория Дитятковского (БДТ) и "P. S." Григория Козлова (Александринский театр). Из этого не следует, что экспертный совет плохо работает: просто перед ним стоит задача выбрать лучшее из имеющегося, причем в количестве, достаточном для всероссийского фестиваля, каковой, помимо прочего, требует участия провинциальных театров. Способны ли они вообще конкурировать со столичными, сказать не могу. Но точно знаю, что столичные эксперты сегодня не в курсе провинциальных дел да и принцип отбора неудовлетворителен: большая часть работ отсматривается в видеозаписи, которая, как известно, дает очень смутное представление о спектакле, и лишь самый минимум удается увидеть вживую. В итоге театральная общественность всякий раз дружно возмущается: как можно было привозить то и это! А эксперты, страдая, отвечают, что в городе Минусинске "Циники" выглядели совершенно иначе. И я им верю, но что толку, если фестиваль не только не набирает, но теряет престиж, необходимый ему по рангу, и разрыв между его названием и сутью (вообще характерный для нашей действительности) все увели

Лица и маски музтеатра

К сожалению, никакими творческими находками и народными талантами "Золотой маске" не удалось замаскировать ту извечную бездну, которая отделяет все столичные театры оперы и балета от региональных. Не меньшая пропасть разделяет и наши главные оперно-балетные храмы. Имиджмейкеры отечественной культуры - Большой и Мариинка - не смогли договориться даже ради национального фестиваля. Администрация Большого заявила, что не имеет возможности предоставить свою сцену питерскому конкуренту. Поэтому не доехала до первопристольной из Питера роскошная "Спящая красавица", восстановленная Сергеем Вихаревым в хореографии Мариуса Петипа. Да и оперу "Семен Котко" в полумистической версии режиссера Юрия Александрова отсматривало в Мариинском театре исключительно жюри фестиваля. Правда, это не помешало "Котко" заполучить сразу четыре премии: как лучший оперный спектакль, за лучшую режиссуру, за лучшее художественное решение (Семен Пастух) и за музыкальное руководство (Валерий Гергиев срывает "Маску" лучшего дирижера с завидным постоянством). Балетной "Красавице" повезло чуть меньше - ей пришлось довольствоваться лишь премией за лучшую женскую роль (Светлана Захарова) и странноватой эксклюзивной премией жюри фестиваля.

По заслугам досталось и другим прошлогодним премьерам - балетам "Симфония до мажор" и "Агон" Джорджа Баланчина, которые впервые приобрел для своего репертуара Большой театр. Такой редкий верный репертуарный ход некогда главного театра страны критики решили поддержать. "Симфония" и "Агон" (два балета в одной номинации) получили премию как "Лучший балетный спектакль", а 26-летнему солисту Большого Николаю Цискаридзе, которого уже давно называют первым российским танцовщиком, вручили "Маску" за лучшую мужскую роль в балете. Правда, в настоящую фестивальную программу шедевр Большого "Симфония - Агон" также не вошел: свой спектакль москвичи дали посмотреть жюри за пару месяцев до начала фестиваля.

На сугубо столичном фоне нынешней "Маски" спектакль Новосибирской оперы "Молодой Давид" выглядел настоящим открытием. К сожалению, он удостоился лишь утешительной премии за лучшую мужскую роль (Валерий Гильманов), хотя это творение современного композитора Владимира Кобекина, режиссера Дмитрия Чернакова и художника Игоря Гриневича многие из критиков давно окрестили вестником новой эпохи российской оперы.

Важной вехой в истории "Золотой маски" стало решение о разделении танцевальной программы на "балет" и "современный танец". Ведь именно последний переживает сейчас нечто похожее на расцвет. Это тем более интересно, что у нас в отличие от Запада нет практически никаких традиций и школы современного танца. Из семи совершенно различных спектаклей для награждения были отобраны два - переплавляющая русский танцфолк во вполне европейский модерн постановка Татьяны Багановой "Свадебка" ("Провинциальные танцы", Екатеринбург) и почти домашний перформанс "Кровать" Класса экспрессивной пластики Геннадия Абрамова. В награду другим современным танцорам "Маска" и Театральный институт Нидерландов предоставили бесплатные мастер-классы с известнейшим голландским хореографом Полом Селвином Нортоном.

Михаил Малыхин