Новое доброе этно

Культура
«Эксперт» №13 (226) 3 апреля 2000

Кинокомпания "НТВ-Профит" наконец-то отказалась от идеи показать все свои фильмы в собственном роскошном мультиплексе, в который, как нас уверяют, со дня на день должен превратиться кинотеатр "Октябрь", что на Новом Арбате. Традиционным способом выходят в прокат последние шедевры "старичков" - Рязанова и Данелии, ну а вслед за ними плоды деятельности самой продуктивной отечественной кинофирмы должны посыпаться на нас, как коровы с ясного неба.

Коровы, а также всякая другая живность во множестве летают по серо-сиреневому небу в фильме "Лунный папа", который выходит в отечественный прокат. Упав с поднебесья, увесистый черный бычок отправляет в мир иной отца и жениха Чулпан Хаматовой, окончательно разбивая ее сердце и донельзя осложняя ее и так изувеченную внебрачной беременностью жизнь.

Этот эпизод, безусловно, мог бы стать гвоздем любого другого фильма, но в "Лунном папе" он теряется среди ему подобных. Маститый сценарист Ираклий Квирикадзе свел в истории о том, как невинное создание при помощи престарелого папаши и полоумного брата ищет отца своего будущего ребенка, все возможные гэги, считая при этом, что, собранные вместе, они должны заставить зрителя отбросить нетерпимость и вообще помягчеть сердцем.

На написание сценария Квирикадзе подвигло знакомство с режиссером Бахтиером Худойназаровым, про которого известно, что он знаком или даже дружен с самим Эмиром Кустурицей. Влияние Кустурицы, а в интерпретации недоброжелателя - попытка допрыгнуть до "балканского принца", читается в каждом кадре "Лунного папы": те же мечущиеся по экрану звери - от лошадей до кроликов, те же допотопные автомобили, те же слегка чокнутые персонажи, и главное - это то же самое "этнографическое кино", повествующее о местах, для среднего европейско-американского зрителя закрытых. "Этнографичность" оправдывает излишнюю для арт-хауса яркость картины - все эти развевающиеся одежды, зеленые ставни и синие волны, которые делают зрелище исключительно приятным для глаз. Но если у Кустурицы на фоне панорамы особенностей балканской жизни разворачивается полная смысла история с яркими характерами, блестящей режиссурой и тонко сыгранными ролями, то у Худойназарова невысокие актерские достижения (маловыразителен даже призванный для усиления команды Мориц Бляйбтрой из "Беги, Лола, беги") никак не скрашивают распадающуюся цепь эпизодов.

Снято же все очень красиво: кроме упомянутых выше развевающихся одежд, ставней и моря - песчаные просторы, каменные надгробья и артист Фоменко на аэроплане, с которого, кстати, и падает корова.