Коан Юрия Погребничко

Культура
«Эксперт» №14 (227) 10 апреля 2000

Посвятив несколько лет постановкам пьес А. П. Чехова, Юрий Погребничко - художественный руководитель театра "Около дома Станиславского" - неожиданно обратился к драматургии 70-х годов. Сценическая композиция его нового спектакля "Советская пьеса" составлена из двух одноактных пьес Семена Злотникова "Бегун и йогиня" и "Два пуделя". Они дополнены фрагментами третьей пьесы того же автора "М. Н. Сы". Незамысловатый сюжет понятен из названий пьес. В первой человек, недавно занимающийся бегом, пытается поговорить с женщиной, сидящей утром в парке в позе йога. Во второй встретились владельцы двух пуделей и, прогуливая своих питомцев, рассказывают друг другу об их достоинствах. Диалоги героев просты до примитивности. Этот материал позволяет Погребничко открывать эксцентрику в самых обычных жизненных проявлениях, порой доводя ее до абсурда. Реальные подробности дополнены фантастическими деталями. Владельцы собак (Владимир Богданов и Лилия Загорская) разговаривают друг с другом, и вдруг сверху на них обрушивается поток летящих мыльных пузырей. Бегун (Валерий Прохоров), одетый в старый спортивный костюм, поворачивается лицом к публике и неожиданно выясняется, что костюм украшен пышной вышивкой из ярко-красных маков. Актеры, произнося текст, параллельно передают совершенно другую историю. Материалом для игры становятся интонации, слова, действия с предметами, звуки. В бытовом, реалистическом тексте актеры интонацией подчеркивают значения отдельных слов, привносят в них совершенно иной смысл.

Действие на сцене требует пристального внимания, поэтому трудно представить себе спектакли Погребничко в театре с огромной сценической площадкой и вместительным зрительным залом. Он проводит свои опыты в небольшом пространстве, где зрители, сидящие в первом ряду, могут дотронуться рукой до стоящих перед ними актеров. Неуютная сцена с открытой кирпичной стеной задника, в постановках Чехова и Шекспира обитая ржавыми железными листами и покрытая досками, в "Советской пьесе" стала по-домашнему обжитой. Не изменяя эстетике привычного Погребничко "бедного театра", сценограф Надежда Бахвалова придумала закрыть стены полосками коричневых ватных фуфаек. Поперек сцены наискось лежит деревянная колонна. К ней приделан кран, из которого вода капает в железное ведро. Искусственные елочки стоят на деревянном возвышении, покрытом белой ватой. На их ветвях среди клочьев ватина сидят чучела снегирей.

У зрителя, не привыкшего к манере режиссера, возникнет множество вопросов. Почему, например, висят над сценой портреты Ленина, Джона Леннона, Брежнева и Сталина, причем все в шапках-ушанках? Для чего одного из снегирей актер во время действия снимает с ветки и полощет под краном? Что-то объяснять - не в правилах режиссера. Ответ на все вопросы в начале спектакля. Единственный персонаж с именем Ксения Яснова произносит: "Коан - это предмет, позволяющий выйти за пределы логического восприятия мира". Таким коаном, помогающим выйти за пределы реального, стал для Юрия Погребничко сам театр.