Мугам в блюзовой форме

Культура
Москва, 17.04.2000
«Эксперт» №15 (228)

Десятого апреля в Московском доме композиторов прошел концерт в честь азербайджанского джазового пианиста Вагифа Мустафы-заде, которому в эти дни исполнилось бы 60 лет. Смерть подстерегла его на самом взлете, и, как выяснилось позже, никто не смог заполнить образовавшуюся пустоту. Вагиф Мустафа-заде соединял в своих композициях народную азербайджанскую музыку и джаз. Он умер, не успев отметить свой 40-летний юбилей и получить белый рояль - первую премию на конкурсе джазовых тем в Монако, где по достоинству оценили его самобытность и неповторимость.

Помянуть Вагифа добрым словом и сыграть в его память пришли несколько поколений музыкантов: не только те, кто в свое время общался и играл с Вагифом, но и те, кому творчество азербайджанского пианиста знакомо исключительно по виниловым пластинкам фирмы "Мелодия", упакованным в невзрачные конверты с выгоревшими цветами на обложке.

Казалось, в программу одного концерта вместилась программа целого фестиваля: Игорь Бриль, Алексей Козлов, Герман Лукьянов, "Супертрио" в составе Владимира Данилина, Алексея Кузнецова и Алекса Ростоцкого, а также Аркадий Шилклопер в дуэте с Даниилом Крамером и многие другие. На этот раз в переполненном зале собрались не просто любители джаза, но и знатоки азербайджанского фольклора. Иначе не объяснить ту мгновенную реакцию, которой публика встречала мимолетное цитирование народной музыки, стилизации в духе Вагифа, да и просто употребление восточных ладов в импровизациях. Впрочем, и джазовые стандарты вызывали у слушателей горячий восторг.

"Мотивы, мелодии и образы народной музыки по сей день используются композиторами в самых разных жанрах, будь то симфоническая, оперная музыка или джаз, - сказал корреспонденту 'Эксперта' композитор и трубач Герман Лукьянов. - Вряд ли кому-нибудь придет в голову приписать Бородину заслугу в развитии музыки народов Востока за его половецкие пляски из 'Князя Игоря'. Или, к примеру, Джон Колтрейн на каком-то этапе своего творческого пути обращался к индийской народной музыке. Сомневаюсь в том, что индусы приняли эту музыку за свою. Но Колтрейн открыл джазовому миру нечто новое.

Вагиф с детства впитал в себя мугам не только как семь основных ладов азербайджанской музыки, но и как жанр, для которого характерны импровизационность и ритмическая свобода. Но меня удивляет другое. Вдали от центров джазовой культуры Вагиф сумел проникнуть в самый тонкий механизм джаза - свинг - и добиться такой выразительности и точности в интонации, что про него можно смело сказать: он говорил на джазовом языке без акцента. Но говорил о своем. И тут проявлялась его самобытность и национальная принадлежность. По сути, он владел двумя живыми языками и в результате долгих творческих поисков нашел свой, индивидуальный".

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (228) 17 апреля 2000
    Лоббизм
    Содержание:
    Благодарное дитя специальных интересов

    Лоббизм - национальный спорт американцев

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама