Комариный укус или начало катастрофы?

Экономический анализ
«Эксперт» №16 (229) 24 апреля 2000
Лихорадка на Уолл-стрит продемонстрировала хрупкость американской модели венчурного финансирования

Телекомментаторов, объясняющих публике то или иное событие, с оттенком презрения называют "говорящими головами". После, казалось бы, катастрофического падения американского фондового рынке 14 апреля, а затем его чудесного возрождения их впору переименовать в "головы качающиеся". Весь прошлый вторник, когда рвались вверх курсы буквально похороненных недавно интернетовских компаний второго и третьего ранга, аналитикам рынка только и оставалось что качать головами.

Что же все-таки произошло? Где давно обещанный кризис?

"Медведи", которые предвещали драматическую корректировку рынка и к мнению которых в начале апреля вдруг начали прислушиваться, теперь зализывают раны. Они опять сели в лужу, и им ничего не остается делать, как ругать неразумных инвесторов и предсказывать еще более резкий спад в ближайшем будущем.

"Быки" же вновь утверждают, что глобализация и технологическая революция создали новую эру, которую нельзя мерить старыми финансовыми мерками. Возвращение инвесторов на рынок - решение мудрое, доказывающее правоту "быков".

Однако мне кажется, что события пятницы продемонстрировали, насколько хрупок этот американский бум. Насколько близко рынок подошел к обвалу, а мир - к экономической катастрофе. Поймите меня правильно. Я не отрицаю ни технологической, ни финансовой революций. Наоборот, я один из тех славных американских оптимистов, которые верят в Новую Парадигму.

Более того, я считаю, что разговор об эксцессах на рынке неоправдан. Да, тут вертятся огромные спекулятивные деньги, но наличие этих инвестиционных фондов создает среду, благодаря которой идет беспрецедентый научно-технический прогресс. Улучшаются и удешевляются товары, появляются новые лекарства. Один мой приятель, российский микробиолог, работает в фирме, разрабатывающей биотехнологиями. У него богатый опыт, накопленный и в СССР, и в крупном американском университете. Но такой интереснейшей наукой, которую он практически создает на деньги инвесторов, микробиолог никогда еще не занимался.

Рассуждения о том, что инвесторы вкладывают деньги в идиотские идеи, тоже не имеют смысла. Некоторые из них оказались более чем жизнеспособными, и этого никто бы не узнал, если бы не попробовал Yahoo! или Еbay. Да и многих других компаний просто бы не существовало, если бы их основатели брали деньги в банке. Как известно, банки хотят давать деньги лишь тому, у кого они и так уже есть. Но суть революции в том и состоит, чтобы находить новое. В данном случае была найдена модель финансирования научного прогресса и предпринимательской деятельности.

Как в любой революции, и в этой есть элемент веры. Подавляющее большинство предприятий "новой экономики" теряет деньги. Со временем они их, возможно, начнут делать, но для этого нужен прыжок через пропасть, который они должны осуществить в два, а то и в три приема. Опору в этом цирковом аттракционе им дают "ангелы" (богатые индивидуумы, нередко и сами разбогатевшие на высокой технологии, которые вкладывают начальный капитал), венчурные фонды и мелкие инве