"Сатана" - бог мира

Политика
Москва, 24.04.2000
«Эксперт» №16 (229)
Для эффективного сдерживания потенциального агрессора достаточно и тысячи ракет

"Если артиллерия - бог войны, то ракетные войска - бог мира", и еще долго это выражение останется верным. Семь лет российские депутаты отказывались ратифицировать Договор об ограничении стратегических вооружений СНВ-2 (в американской классификации - START-2) и сделали это уже после того, как американский конгресс принял решение выйти из другого важного договора - о противоракетной обороне (ПРО). Эту новую ситуацию в широком временном контексте прокомментировал в беседе с корреспондентом "Эксперта" депутат Госдумы Александр Пискунов. В начале 90-х годов генерал-майор Пискунов - тогдашний зампред комитета по обороне и безопасности Верховного Совета РСФСР - был активным участником разработки договора об СНВ-2.

- Сначала об истории договора. По какому из положений СНВ-2 вам было труднее всего договариваться с американцами?

- В девяносто втором году перед нами стояла следующая альтернатива. Либо сохранить наши тяжелые ракеты с РГЧ ИН (разделяющиеся головные части индивидуального наведения), которым американцы дали название "Сатана", либо сделать межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования только однозарядными. На этом штатовские переговорщики настаивали по понятным причинам: одна тяжелая ракета "Сатана" способна нанести Америке ущерб, уже расцениваемый ими как неприемлемый. Тем более в случае несанкционированного пуска, какого ни в те, ни в эти времена исключать нельзя. Напомню, что тогда судьба советского ядерного оружия еще не была решена, шли горячие дебаты на тему: чьим оно должно быть? Чисто российским или подчиненным объединенному командованию стран СНГ?

Евгений Шапошников (бывший министр обороны СССР) выступал, например, за трансгосударственную структуру в рамках Содружества, против чего резко возражали мы. Представьте ситуацию: с территории Казахстана взлетает ракета, сделанная на Украине, с головной частью, произведенной в России, а кнопку нажал белорусский офицер. Кто будет отвечать за то, что случится? И сейчас, когда некоторые говорят, что надо было оставить "Тополя" на территории Белоруссии, я воспринимаю эти речи как дилетантские. Стратегический комплекс - это не пушка, которую можно вытащить на прямую наводку к границе, а изделие, способное лететь десять тысяч километров. И его как раз лучше держать подальше от границы на случай непредвиденных ситуаций. Кроме того, случись катастрофа типа чернобыльской, кто будет за все это платить? Поэтому тогдашний командующий ракетными войсками стратегического назначения и нынешний министр обороны Игорь Сергеев был совершенно прав, когда настаивал на выводе.

- Наши коммунисты отказываются голосовать за договор, так как считают, что мы не должны отказываться от тяжелых ракет.

- В то время я держался такой же позиции, о чем и сказал секретарю Совбеза Юрию Скокову, встретившись с ним накануне заседания СБ по вопросу о договоре. Я безуспешно пытался доказать, что нам выгоднее иметь сто ракет с десятью головами, чем тысячу - с одной. Второй вариант для нас слишком дорог. Если мы принима

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (229) 24 апреля 2000
    Инновационная экономика
    Содержание:
    Акулы академического бизнеса

    Как сочетание талантов ученого и предпринимателя превращает науку в доходную отрасль

    Обзор почты
    Реклама