Госавангард

Культура
Москва, 05.06.2000
«Эксперт» №21 (234)
Различения официального и неофициального искусства больше нет

Искусство ХХ века - дело государственной важности. Это подтвердили мэр Москвы и министр культуры, лично открывшие вторую часть экспозиции "Искусство ХХ века" в новом здании Третьяковки на Крымском валу. В эпистолярной форме к ним присоединился и президент России, напомнивший публике: Третьяковская галерея, что в Лаврушинском переулке, что на Крымском валу, - это наше самое что ни на есть национальное достояние.

По-своему важность события отметили и критики, устроившие разнос новой экспозиции еще до ее открытия. Одни упрекали авторов в том, что те подкуплены галереями современного искусства и намеренно оттирают маститых мастеров, чем выказывают свой непрофессионализм и безнравственность. Другие - что "актуальное искусство" представлено случайными, далеко не лучшими вещами и есть в этом недобрый умысел. Специалисты накалили страсти до такого предела, что заинтересованная публика была почти убеждена: намеченное на 25 мая открытие не состоится, а директора Владимира Родионова непременно снимут с должности. Впрочем, последние страхи оказались беспочвенными порождениями распаленного скандалами воображения. Открытие состоялось, и Владимир Родионов лично провел высоких гостей по новым залам.

Под артобстрелом

Подобные битвы по поводу собственной экспозиции Третьяковка видела дважды. Первый раз в начале ХХ века, когда Игорь Грабарь выстраивал научную экспозицию русской живописи XVIII-XIX веков и делал новые приобретения. Тогда копья ломались вокруг вопроса, что важнее - академисты или передвижники, и достойна ли новая живопись (то есть ранний русский авангард) того, чтобы быть представленной в храме русского искусства. Второй раз - в декабре 1998 года, когда в здании на Крымском валу открывалась первая часть экспозиции "ХХ век" - та, что от авангарда до середины века. Тогда стало ясно: представлений о том, что должно быть включено в историю отечественного искусства, столько же, сколько специалистов в этой области. Что характерно - споры вокруг первой части экспозиции ХХ века, начинавшиеся, как и положено, с претензий сугубо искусствоведческого характера, неизменно упирались в пропорцию официального-неофициального, в нужность-ненужность зала сталинской живописи и вообще в то, кто с какой стороны баррикад.

Помня обо всем этом, третьяковцы, конечно, на легкую жизнь не рассчитывали. Они заранее знали, что хоть чем-нибудь, да не угодят и своим коллегам, и ныне здравствующим авторам экспонатов. Упреков в тенденциозности им было не избежать в любом случае. Выставишь чуть больше соцреализма, скажут - ретрограды затирают настоящее современное искусство. Припрячешь официоз - скажут, что ведут себя по отношению к нему так же, как раньше гонители авангарда. Попытаешься равномерно представить все - обвинят в отсутствии либо концепции, либо гражданской позиции. И попробуй выдвини критерий художественного качества. Кто не знает, что у приверженцев академизма он один, а у концептуалистов - другой.

Наверное, в ситуации, когда ты все равно никому не угодишь, а средств на по

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (234) 5 июня 2000
    Налоговая реформа
    Содержание:
    Неявная амнистия "черных" зарплат

    Налоговые инициативы правительства разъясняет один из основных авторов Налогового кодекса, первый заместитель министра финансов РФ Сергей Шаталов

    Обзор почты
    Политика
    Реклама