Британский пациент скорее жив, чем мертв

Культура
«Эксперт» №25 (238) 3 июля 2000
Новое английское кино сосредоточилось на семейных ценностях

В Москве и в Санкт-Петербурге почти одновременно прошли недельные гастроли нового британского кино. Белокаменная предпочла сольную программу, северная столица вписала десяток фильмов в контекст восьмого "Фестиваля фестивалей". И тот, и другой подход имеет резоны.

Контекст, сколь бы случайным он ни казался, позволяет обнаружить неожиданные смыслы, выявить незамеченные связи, прояснить латентные мотивы. Но и в праве на соло современной британской кинематографии кто бы усомнился. "Английское качество" - это не только серьезный комплимент для добротной ткани, но и своего рода кинематографический сертификат. Равно как и "английский актер" - не знак национальной принадлежности лицедея, а престижный лейбл высококлассной школы, которая гарантирует уровень. Вот и Голливуд-хапуга прозрел, подсчитал в уме грядущие барыши и все активнее прибирает англичан к рукам. Впрочем, их сородичи-режиссеры у янки тоже в цене и моде, свидетельством чему зацелованные дядюшкой "Оскаром" английские пациенты и влюбленные шекспиры. Но одно дело - товар в расчете на американский экспорт и внушительные "зеленые" сборы, а другое - новое британское кино, каким оно хочет быть, а не казаться. Это кино и предстало пред наши светлы очи в десятке версий.

Версии различны, авторские манеры не схожи, но единый знаменатель тем не менее наличествует. И он заставляет обратиться к поклонникам Питера Гринуэя и Дерека Джармена с просьбой не беспокоиться: пепел болезненно утонченного эстетизма явно не стучит в режиссерские сердца, вычурно изогнутые ветви барочного древа не лезут в окна, через которые сочинители лицезреют живую жизнь.

Ушибленность социальным для британского кино, как известно, совсем не диковинка, а добрая традиция. Вот и новой кинематографической генерации Туманного Альбиона "человек в обществе" интереснее, чем "человек в себе". Пускай нынешние молодые и не столь "сердиты", как отцы, пятидесятники-шестидесятники, но их роднят свойства взгляда - прямого, а не сквозь искусно задымленные окуляры.

Зона авторских действий - провинция

В "Зоне военных действий" - мизантропичном режиссерском дебюте Тима Рота и, пожалуй, наименее социально "ангажированном" фильме, тяготеющем к формуле притчи, - некая семья перебирается из Лондона в пустынный Девон, на невозмутимые каменистые берега, над которыми нависает свинцовое небо. В "Еще одном поцелуе" режиссера Вадима Жана главная героиня по имени Сара, проживающая в Нью-Йорке и чуть не доведенная до самоубийства известием о том, что она неизлечимо больна, решает покинуть город "Желтого Дьявола" и податься домой - в старую добрую Англию, на тихий северо-восток. Парабола пути понятна: нью-йоркский небоскреб пригоден лишь для того, чтобы броситься с его крыши вниз головой - успокоение можно искать только в родном краю. Точно так же новое британское кино сторонится всего суетливо-столичного, ценит непрезентабельность естественных декораций, где поселяет своих героев и разыгрывает свои сюжеты. Каковые только в этих декорациях, а точнее, в этой питате