Львiвский бумеранг

Политика
«Эксперт» №25 (238) 3 июля 2000

"Западная Украина стоит на пороге межнациональной войны", - такими словами встретил председатель Русского движения Украины Александр Свистунов прибывшего во Львов Верховного комиссара ОБСЕ по нацменьшинствам Макса ван дер Стула. Господин Стул специально приехал сюда, чтобы изучить положение русского населения на Украине. Впервые европейские структуры проявили интерес к этой проблеме. Правда, повод для этого был достаточно серьезный - межнациональные отношения на Западной Украине в последнее время действительно крайне накалились.

Галичина, сыгравшая во время перестройки ключевую роль в возрождении украинского национального движения, вскоре после обретения Украиной независимости была оттеснена на обочину политической жизни страны. Политику в Киеве стали вершить более влиятельные и денежные русскоязычные кланы Донецка, Днепропетровска, Харькова, Запорожья. Элита Галичины тяжело переживала "историческую несправедливость" и самоутверждалась через ортодоксальное следование канонам украинского национализма. В итоге Львов стал оплотом самых радикальных националистических движений (УНА-УНСО, Национал-социалистическая партия Украины и другие), а отношение к русскоязычной прослойке становилось все более нетерпимым.

Поводом к резкому обострению ситуации в регионе послужило убийство в пьяной драке народного артиста Украины Игоря Белозира. Как все произошло - никто толком рассказать не может. Но, так или иначе, композитор пострадал "за мову" от "русскоязычных". Для национал-радикалов этого было достаточно. Похороны Белозира во Львове переросли в грандиозное националистическое шоу и сопровождались массовыми беспорядками. Требования митингующих были стандартными - запретить использование русского языка в газетах, на украинских телеканалах и радиостанциях, а также наложить табу на распространение (транслирование) российских СМИ на Украине. Кроме того, на митингах звучали требования "освободить Украину от москалей", "кровь за кровь" и т. д. В общем, страсти накалились до предела.

Неизвестно пока, что скажет на все это ван дер Стул, однако уже очевидно, что пищи для размышлений у него предостаточно. Львовские националисты по сути сослужили дурную службу украинскому правительству, дав еще один повод европейским структурам попенять Украине за нарушения прав человека. Более того, внутри Украины последствия львовских событий могут быть самыми неблагоприятными для националистов.

Большинство населения страны наблюдает за неожиданным всплеском национального самосознания на Галичине со смешанным чувством удивления и раздражения. В промышленно развитых областях юга и востока страны уже давно укрепилось отношение к галичанам как к тунеядцам и дармоедам, которые живут за счет русскоязычных регионов. "Ползучая украинизация", проводимая Киевом, давно сошла на нет, натолкнувшись на сопротивление населения и пассивный саботаж местных чиновников. И националистическая истерия во Львове дала совершенно обратный эффект, чем тот, которого, видимо, ожидали ее организаторы. В то время к