Бой с тенью

Политика
Москва, 17.07.2000
«Эксперт» №27 (240)
Cистема первоочередных реформ, с которой пришел Владимир Путин, носит абсолютно вынужденный характер. Характер амнистии, объявляемой большинству населения страны

Созданный в России режим управления зря называют криминальным - он криминогенный, то есть порождает преступность и коррупцию. Именно поэтому чиновничье сопротивление начатым реформам власти будет возрастать до предела. В рамках "Проекта невозможного" журнал "Эксперт" продолжает анализ проблем коррупции и госрэкета и поиск путей их решения

Сходит на нет первая шоковая реакция элитных групп на появление нового сильного политического лидера - реакция, похожая на извечное русское "володей нами!" Самые первые шаги президента по восстановлению управляемости российских территорий встречают пока глухой, но все более консолидированный ропот тех же самых деятелей, которые еще пару дней назад "горячо и сердечно одобряли и поддерживали" любую идею главы государства. Можно не сомневаться, что подобная судьба ждет не только реформу федерального управления, но и все другие попытки новой власти навести в стране порядок по существу.

Между тем главная задача, которую Владимиру Путину предстоит решать, сегодня осознана практически всеми. Это задача заполнения абсолютной пустоты под зданием новой российской государственности. На десятом году существования России в качестве независимого государства в стране так и не утверждены основные государственные символы - герб, флаг и гимн. Это, конечно, не причина, а просто олицетворение куда более существенных вещей - на всех уровнях, во всех сферах жизни.

На уровне политическом - уродливый, мистифицирующий общество закон о выборах по партийным спискам в отсутствие реальных, а не мифических партий (если не считать единственного исключения - антипарламентской и антидемократической КПРФ). На уровне управленческом - фактическая неприкосновенность региональных и местных руководителей, превращающая любой воспалительный процесс в отношениях между разными уровнями власти в неизлечимо гангренозный.

И далее - по списку. Частная собственность на все, кроме земли, - то есть, по большому счету, ни на что. Демократические свободы "по высшему классу" при сохранении режима прописки вопреки решениям всех, какие только можно придумать, судебных инстанций. Нереформированная налоговая система, не подразумевающая возможности честного исполнения существующих норм и правил без разорения. Бездействующий КЗоТ образца 1971 года, буквальное следование которому остановило бы работу практически всех новых промышленных и коммерческих предприятий. Система декларировано бесплатного образования, практически не адаптированная к условиям рынка. Наконец, система оплаты труда чиновников, при которой министр федерального правительства получает зарплату на уровне секретарши коммерческого банка.

Ельцинский режим ругали словом "криминальный". И ругали несправедливо. Режим этот не был криминальным. Он был криминогенным - поскольку делал криминальным практически все без исключение российское общество.

Система теневого финансирования высокопоставленных чиновников не была той коррупцией, которую имеют в виду, когда говорят о коррупции на Западе. Там альтернатива - полу

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (240) 17 июля 2000
    Война власти с бизнесом
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    На улице Правды
    Реклама