Воспитание чувств

Культура
Москва, 17.07.2000
«Эксперт» №27 (240)
Новая премьера "Сатирикона" идет вразрез с привычной репертуарной политикой театра

В первой половине 90-х театр "Сатирикон" являл собой своего рода феномен: спектакли на Большой и Малой сценах столь разительно отличались друг от друга, что впору было говорить о двух разных театрах. Основная площадка работала на кассу: там публику вовсю развлекали пестрыми, очищенными от смысла зрелищами. Самым заметным стала, пожалуй, "Трехгрошовая опера": постановочные расходы (500 тысяч долларов) и намерение показать настоящее бродвейское шоу привлекли, помнится, общее внимание. На деле только чудеса машинерии и вышли - актеры маскировали внутреннюю пустоту криком, а действо вытягивал один Константин Райкин; и этот контраст наглядно доказывал: худрук "Сатирикона" является не просто единственной звездой, но сильнейшим актером труппы и заслуживает участия в куда более серьезных постановках.

Курс на повышение

В сезоне 1993/1994 на Малой сцене Петр Фоменко поставил "Великолепного рогоносца", а Валерий Фокин - "Превращение". Оба спектакля были адресованы "ценителям": полусотне человек, вмещающейся в Малый зал. И дело, разумеется, в не количестве как таковом, но в самой камерности, которая многократно усложняет задачу актера: приближенность к зрителю обнажает любую фальшь и требует подлинного эмоционального заряда. Естественно, далеко не каждый способен к такому напряженному существованию на сцене. Райкин показал, что способен.

Жаль только, что после тех "событийных", осыпанных призами спектаклей заметных премьер в Малом зале не наблюдалось; добиться же особых успехов на большой сцене как.то не удавалось.

Ситуация изменилась, когда весной 1998 года вышел "Жак и его господин" - первый "большой" спектакль Елены Невежиной, только что окончившей ГИТИС. Яркая фантазия, стопроцентный вкус, умение грамотно работать с актерами - всего этого в тот момент не доставало не только "Сатирикону": сезон 1997/1998 вышел крайне безрадостным, кругом говорили о безнадежности, и потому появление нового имени радовало вдвойне. В итоге "Жак" был номинирован на "Золотую маску", а Невежина стала штатным режиссером театра.

Главное же - спектакль обозначил некую новую стратегию театра. В первую очередь это касалось текстов: в пьесах Милана Кундеры и Айрис Мердок ("Слуги и снег") за насыщенным сюжетом проглядывают вполне конкретные философские идеи. Про "Гамлета" (постановка Роберта Стуруа) и говорить нечего. А зрители получили возможность выбора: либо непрерывно следить за событиями, либо - еще и за развитием мысли. Кому что нравится.

Тема века

Пьеса Патрика Зюскинда "Контрабас" действия практически лишена - собственно, это просто одноактный монолог. Герой - второстепенный музыкант именитого оркестра: несчастный, никому не нужный человечек, пытающийся заполнить музыкой серую жизнь. Все, что у него есть, - огромный, громоздкий контрабас, с которым он разговаривает, которым гордится и которого при этом обвиняет в собственных проблемах.

Конечно, подобный сюжет сегодня не кажется чем.то неожиданным: тема одиночества, столь свойственная литературе XX столетия, была отыграна множе

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (240) 17 июля 2000
    Война власти с бизнесом
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    На улице Правды
    Реклама