Деньги грядущие нам готовят что?

Сегодня есть две ловушки для экономики - укрепление рубля и инфляция. Чтобы сохранить рост в промышленности, нужны нетрадиционные меры

Эйфория по поводу благоприятной конъюнктуры ключевых российских экспортных рынков, приносящей сверхплановые доходы компаниям-экспортерам и казне, на самом деле неуместна. Как это ни парадоксально, экстраординарно успешный внешнеторговый баланс в условиях сегодняшнего устройства нашей финансовой системы не идет хозяйству на пользу: быстро разгоняется инфляция, а рост отечественной промышленности сильно тормозится. Есть ли возможность защититься от этих напастей?

Коварный профицит

Хрупкое равновесие на денежном рынке России лопнуло, и в начале лета это стало совершенно очевидным. Сегодня мы, как говорится, уже пожинаем плоды.

Массированная рублевая эмиссия Центробанка под покупку валюты (а покупать есть что: за пять месяцев текущего года внешнеторговое сальдо составило без малого 24 млрд долларов) наконец получила инфляционный шлейф: после апрельских 0,9% в мае инфляция на потребительском рынке достигла 1,8%, а в июне уже 2,6%.

С точки зрения коррекции курсовой динамики скупка валюты ЦБ также утратила эффективность. Даже номинальный курс рубля медленно, но неуклонно растет. С учетом же разгоняющейся инфляции рост реального курса рубля еще более впечатляет. Хотя традиционно используемый индекс изменения нацвалюты по отношению к доллару США, дефлированный на темп роста потребительских цен, показывает лишь небольшую ревальвацию рубля (всего около 4% за последние полтора года), не стоит обольщаться. Поскольку курс евро к доллару последние полтора года в целом падал, то реальный обменный курс рубля к евро, то есть к корзине валют наших главных торговых партнеров, за это время вырос на треть (см. график 1). Далее, если в качестве дефлятора использовать растущие гораздо быстрее потребительских цены производителей промышленной продукции (что, заметим, в большей степени отражает подвижки конкурентоспособности отечественных производителей), то окажется, что реальный обменный курс рубля по отношению к доллару США с начала 1999 года вырос почти на половину, а по отношению к евро - на две трети (sic!). Если же использовать в расчете дефлятор ВВП, то рост реального обменного курса рубля к доллару в 2000 году (с учетом того, что кабинет не ожидает роста курса доллара к концу года выше 29 рублей) может составить около 20% (график 1). Таковы реальные темпы укрепления рубля.

Это внушает серьезное беспокойство. Ревальвация рубля подрывает потенциал импортзамещения - основного двигателя посткризисного роста российской экономики. Потихоньку начинает расти доля импорта в потреблении: в товарных ресурсах розничной торговли она возросла с 35% в середине прошлого года до 38% в январе-марте года нынешнего. Доля импорта в "корзине" инвестиционных ресурсов еще выше - около 50%. Согласно нашим расчетам, рост реального курса рубля на 1% приводит к росту импорта в долларах примерно на 0,5%, тогда как влиянием реального обменного курса рубля на динамику экспорта в первом приближении можно пренебречь (здесь гораздо сильнее сказывается динамика мировых цен на товары российского эк