На танках не пашут

Тема недели
«Эксперт» №29 (242) 14 августа 2000
Российская стратегия технологического развития должна опираться на массовые коммерческие, а не революционные технологии

Краткий экскурс в нынешние проблемы интеллектуальной собственности мы начнем с перечня химер, заслоняющих истинную картину. Надо заметить, что последние пять лет заблуждения эти практически не меняются. Как и раньше, у нас модно говорить об отсутствии законов, недостатках уже имеющейся нормативной базы и полной идиллии, царящей в этой сфере на цивилизованном Западе. Мы по-прежнему считаем себя гражданами супердержавы, имеющей массу современных технологий, которые у нас норовят если не украсть, то купить по дешевке. И наконец, мы искренне верим в способности нашего государства "навести порядок" в сфере "беззащитной" интеллектуальной собственности.

Адвокаты и патентоведы

Итак, химера первая - отсутствие законодательства. Большинство российских законов в сфере интеллектуальной собственности были приняты еще в 1992 году и уже тогда получили очень лестные отзывы западных юристов. К примеру, один американский адвокат охарактеризовал наше законодательство так: "Ваши законы напоминают мне красивый современный самолет, в который уже сели пассажиры и пилоты. Однако он не взлетит до тех пор, пока в России не появится правоприменительная практика соответствующего уровня". Медленным и трудным взлет этого самолета стал по нескольким причинам.

Прежде всего, для обустройства правоприменительной практики требуется целый корпус квалифицированных специалистов. Для нормального, а не трагикомического течения судебного процесса необходимо, чтобы специфику предмета знали и судья, и представители сторон. Заметим, что судейский корпус до сих пор споры по интеллектуальной собственности, в особенности о патентных правах, не любит. Истцу очень сильно повезет, если в суде, куда он обратился, обнаружится судья, специализирующийся на подобных спорах. Кстати, в Московском арбитражном суде специальный состав по таким спорам есть.

Отдельная проблема - представители сторон, которых можно условно разделить на "адвокатов" и "патентоведов". Классическое юридическое образование, которое получают адвокаты, предусматривает весьма ограниченный учебный курс, касающийся объектов исключительных прав. Недостаток знаний в этой области адвокат может компенсировать знаниями процесса и общей юридической эрудицией. Среднестатистический патентовед - это инженер, сдавший экзамен патентного поверенного. Это специалисты узкого профиля, которые умеют работать с заявками на изобретения и товарные знаки, однако довольно неуютно чувствуют себя в зале суда. По данным "Роспатента", базовое юридическое образование имеют лишь 3,5% патентных поверенных.

Кстати, профессиональная подготовка, равно как и гонорары западного патентного юриста, могут вызвать здоровую зависть у российских патентоведов и адвокатов. Подавляющее большинство этих специалистов - инженеры, получившие юридическое образование. Они с равным успехом могут анализировать патентные фонды и выступать перед присяжными.

Невысокий уровень профессиональной подготовки российских защитников интеллектуальной собственности создает предпосылки для возни