Не верьте, что будущее зависит от прошлого

Экономический анализ
«Эксперт» №31 (244) 28 августа 2000
Известный польский экономист Гжегож Колодко позитивно оценивает перспективы российских реформ

- Вы являетесь автором "Стратегии для Польши" - программы градуалистских реформ 1994 года, переводящей задачи становления рыночной экономики из шоковой, революционной, в стратегическую плоскость. Каковы, на ваш взгляд, сходства и различия "Стратегии для Польши" и недавно утвержденной российским правительством долгосрочной программы реформ, разработанной Центром стратегических разработок под руководством Германа Грефа? Чего, по-вашему, недостает российской программе?

- Опыт моих исследований и практической работы свидетельствует, что не существует единого способа преодоления экономических кризисов. Успешно примененная в 1994-1997 годах программа "Стратегия для Польши" радикально отличалась от проводимой в начале девяностых экономической политики. Это была политика, направленная на постепенное создание необходимых институтов, чему ранее в Польше, и гораздо дольше в России, не придавалось в особого значения. В "Стратегии для Польши" уделялось внимание как политике развития, так и институциональным реформам, а также социальному взаимодействию правительства и общества.

Что касается последней российской программы, то, мне кажется, это лучший план экономических преобразований, который был принят в России за последнее время. Он ясно показывает, что его авторы сделали верные выводы из провала польского "шока без терапии" и серии российских экономических потрясений, с одной стороны, и успеха "Стратегии для Польши" - с другой. Программа Грефа направлена на дальнейшую контролируемую властями либерализацию. Но в то же время в ней в значительной мере упущен важнейший аспект институционального строительства.

"Стратегия для Польши" была больше ориентирована на отечественный капитал, а иностранные вложения играли вспомогательную роль. Кроме того, она была направлена не только на эффективную приватизацию, но и на коммерциализацию, то есть более эффективное управление государственными предприятиями. Это хорошо сработало и может служить неплохим примером для России.

- Самым масштабным событием в экономической политике России 2000 года следует признать пакет налоговых реформ, с определенными потерями, но проведенный правительством через парламент. Как вы оцениваете нашу налоговую реформу? Окажет ли она значимое влияние на улучшение бизнес-среды и инвестиционного климата в России? Удастся ли "вытащить из тени" индивидуальные доходы?

- Я сомневаюсь в том, что будет легко "выдавить на поверхность" теневые доходы. Это скорее вопрос эффективного налогового администрирования и налоговой культуры, для создания которых потребуются годы, а не столько проблема уровня налогообложения. Тем не менее налоговую реформу в России можно только приветствовать. Весьма удачно, что налоговая реформа совпала с сильным экономическим ростом и явными улучшениями во внешней торговле, что может сделать ее более эффективной.

Что касается возможностей ведения бизнеса и инвестиционного климата в России, то они зависят прежде всего от политической стабильности и предсказуемости правительства. Низки