НАШЕствие на Канны

Культура
Москва, 04.09.2000
«Эксперт» №32 (245)
На французской Ривьере прошел фестиваль для русских

- Кель ор э тиль? - произнес я заученную еще в школе фразу, обращаясь к первой попавшейся на глаза темнокожей красавице, которая грациозно ступала босиком по раскаленной набережной Круазетт.

- Тебе московское время или среднеевропейское? - устало спросило по-русски длинноногое создание...

Московское время

Приехав этим летом в Канны на фестиваль российской культуры "Искусство без границ", я не без удивления обнаружил, что русских в этой киномекке едва ли не больше, чем французов. Повинны в том вовсе не организаторы русского артфестиваля, переместившие из Москвы Аэрофлотом 600 артистов и около ста туристов. На французской Ривьере постоянно проживает пять тысяч эмигрантов из СССР, старой и новой России, а летом это излюбленное место отдыха наших соотечественников со всех концов мира. В каннском интернет-кафе на Рю Мемот можно найти мерно постукивающего клавишами русского программиста из Бостона, в знаменитой "Галери Лафайет" выбирают сумочки милые русские старушки из Нью-Йорка. Русские роллеры из Женевы выделывают лихие па на асфальте набережной Круазетт, а по ночам на пустых пляжах распевают блатные песни москвичи. Именно для этих людей, при поддержке министерств культуры и иностранных дел Франции и России, был организован фестиваль "Искусство без границ", который проходил с 24 по 28 августа во Дворце фестивалей Канн.

Русский клуб с каннской лестницей

Нынешний фестиваль российской культуры в Каннах уже третий по счету. Первые два с треском провалились. Несмотря на неплохую программу с ретроспективой фильмов Никиты Михалкова, оперой "Евгений Онегин" в исполнении артистов московских театров и дефиле Театра мод Вячеслава Зайцева, в огромном зале Дворца фестивалей набиралось не больше десяти человек - и те аккредитованные российские журналисты. Этому фестивалю предрекали ту же участь. Но благодаря сумасшедшему рекламному натиску российского телевидения и французской русскоязычной прессы, два зала каннского Дворца фестивалей (за аренду которых оргкомитет выложил 100 тысяч долларов) были полны все пять дней. Правда, организаторам не удалось окупить и треть аренды за счет продажи турпутевок и билетов на концерты. Но гостям фестиваля было не до их проблем.

Поднимаясь по знаменитой каннской лестнице, русские обсуждали последние новости далекой родины: поднимут ли "Курск" со дна Баренцева моря и упадет ли Останкинская башня. Как драгоценность переходили из рук в руки невесть откуда появившиеся здесь свежие московские газеты. На открытии 94-летний мэтр Игорь Моисеев по-французски объявил об изменениях в программе концерта - в связи с гибелью "Курска" было решено не начинать фестиваль танцем матросов. Русскую моду во Франции на этот раз представлял молодой кутюрье-авангардист Андрей Шаров, показавший в саду перед Гранд-отелем свою "Белую коллекцию". Целый день фестиваля был посвящен нашему кино, где демонстрировались ленты "Русский бунт" Александра Прошкина, "Руфь" Валерия Ахадова, "Двадцать четыре часа" Александра Атанесяна и "Маленькая принцесса" Владимира Г

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (245) 4 сентября 2000
    Телевидение
    Содержание:
    Санта-Кремль и президент Си Си

    О том, что видно из телеокошка

    Наука и технологии
    Реклама