Обзор почты

Обзор почты
«Эксперт» №47 (259) 11 декабря 2000

2000, N45 (257)

Губернатор самого края

Что общего между Ираком и Приморьем? Ответ - народ, населяющий богатейшую ресурсами территорию, поставлен на грань выживания, и причиной всему этому личные амбиции одного человека, волею судьбы получившего власть над этой территорией. Наздратенко - самый одиозный представитель глав субъектов федерации, и иначе такого чиновника, как пахан-губернатор, назвать нельзя. Из 89 глав регионов России большинство, к сожалению, проповедуют именно такой стиль руководства, и в последнее время Совет федерации стал более напоминать сходку воровских авторитетов, нежели государственный орган. Увлекшись борьбой с олигархами, наше общество почему-то упустило из внимания тот факт, что самый могущественный российский олигарх не имеет и тысячной доли тех материальных и людских ресурсов, коими обладает Наздратенко. И если олигарху пришлось кровью и потом добывать то, что ему сейчас принадлежит, то "губернатор самого края" получил все это задаром. Авторы статьи правы в том, что в Приморье идет люмпенизация населения, толковые люди уезжают, а те, кто остается, готовы носить своего губернатора на руках. В итоге, имея карманные правоохранительные органы, люмпенизированный электорат и молчание центральной власти, Наздратенко может делать все, что душе угодно. Не удивлюсь, если к концу этого губернаторского срока Наздратенко вдруг объявит референдум о выходе Приморья из состава РФ и 99,9% избирателей проголосуют "за". И нам с вами придется платить г-ну Наздратенко за аренду портов и вообще за выход в Тихий океан, как сейчас платим Кучме за Севастополь. Мы здесь, "на материке", удивляемся беззубости центральной власти, не можем понять, как такой человек может находиться у власти в таком стратегически важном для всей страны регионе. А там, в Приморье, замерзающие люмпены рукоплещут своему пахану-губернатору и желают ему всяческих успехов в борьбе с засильем центра. Парадокс, но это так - чем хуже жизнь народа, тем устойчивее положение губернатора, возведенного в ранг божества (прямая аналогия с Ираком). И с ухудшением жизни и усилением холодов экзальтация люмпенизированного населения будет только нарастать. Ведь Наздратенко четко для них определил виновников всех бед Приморья - это Москва и Чубайс. Вот в новостях передали, что центр выделил деньги и в Приморье в авральном порядке идет топливо. А что, у страны так много лишних денег, чтобы оплачивать несостоятельность Наздратенко как губернатора? Таких губернаторов надо отстранять от власти и судить по всей строгости закона, а тем, кто будет мычать о недемократичности такого шага, скажу, что сам факт существования подобных руководителей и есть прямая угроза демократии.

Николай Кистанов, hawker@rbcmail.ru

Я являюсь одним из жителей этого погибающего, но очень богатого края. Наш глубокоуважаемый губернатор сделал все возможное для того, чтобы словосочетание "Приморский край" ассоциировалось у всей России со словами "разруха", "бандитизм" и "непрекращающийся энергетический кризис". Во всем эт

На той неделе, во вторник, в 9.06 a. m., получили мы по электронной почте письмо. Пишет читатель Тузов Д. В.: "А не хотели бы вы взять интервью у Б. Н. Ельцина? - так он ставит вопрос. - Все-таки год с момента его ухода в отставку... Что думает он о России, ее пути за этот год, не разочаровался ли в своем выборе, что думает он - человек, люто ненавидевший старую коммунистическую систему и сделавший все, чтобы возврат к ней был невозможен, - что думает он о возврате к одному из ее главнейших символов? Да много вопросов можно задать, мне кажется... Подумайте, пожалуйста. Было бы весьма и весьма интересно..."

В ответ на это письмо Тузова Д. В., подумав, хотелось бы привести по меньшей мере четыре довода в пользу того, что поговорить теперь с Ельциным Б. Н. о современной России было бы весьма и весьма неинтересно.

Прежде всего лично мне представляется, что Борис Николаевич Ельцин ответил уже на все вопросы, которые только способно задать ему человечество. Я даже надеюсь, что бывший президент беседовал о России не только с людьми. Хотя бы мысленно, хотя бы усилием своего воображения, он, может быть, разделял свои самые тайные сомнения и думы с полями, ветрами, озерами, рыбами, птицами, злаками и прочими просторами нашего необъятного Отечества. Боюсь, журнал "Эксперт", даже в сочетании с читателем Тузовым Д. В., вряд ли уже сыграет роль таких просторов в жизни Ельцина Б. Н.

Второе соображение строится на том, что разговаривать с Ельциным о Путине (а именно это, как я понял, более всего занимает нашего корреспондента) не очень пристойно. Это все равно, что прийти к своей бывшей жене и спрашивать ее: слышь, Галк, как тебе моя новая, а? Ростом не маловата ли? Глазюки не слишком ли подлючие? И вот все время в шесть утра поет советский гимн. Это к добру ли, Галя?

Согласитесь, некрасиво.

Третий повод не общаться с Борисом Николаевичем Ельциным заключается в том, что никакого Бориса Николаевича Ельцина на самом деле не существует. Вполне вероятно, на свете действительно живет сейчас пожилой седовласый мужчина в теплых носках домашней вязки. Под присмотром охраны он кушает кефир и соленые чернушки из трехлитровой банки. Допускаю даже, что его и впрямь зовут Ельцин Борис Николаевич. Но только три этих слова - фамилия, имя и отчество - лишены их прежнего смысла. Они не несут теперь в себе того магического бремени, которым история наделяет на краткое время первых лиц государства.

Каким-то неведомым способом она превращает живого человека в сундук, внутри которого таится гражданское самосознание. В зависимости от размеров сундука всякий может найти в нем именно то, чего он ищет. Денег, славы, унижения, тюрьмы, лжи, правды и свободы. Конечно, сундук для целого народа может оказаться маловат. Особенно если с самого начала он не сундук, а коробка из-под спичек. И именно это обстоятельство - повод для страданий и сомнений населения. Но и в том и в другом случае Борис Николаевич Ельцин нам больше не сундук. Нам больше не найти в нем то, чего мы ищем. Он пуст теперь. Он просто Борис Николаевич Ельцин.

Четвертое обстоятельство - самое простое и печальное. Поручая "Эксперту" спросить кого-нибудь, хорошо ли нынче в России, читатель Тузов Д. В., похоже, сам уже имеет ответ. Просто для того, чтобы окончательно утвердиться в своих сомнениях, ему требуется чье-нибудь постороннее мнение. Я думаю, что именно в этой слабости и есть та сила, которой обладает сейчас действующий президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Хватит ли ему этой силы, на что он ее употребит и сможем ли мы ею управлять, я не знаю.

Однако я знаю, с чего можно было б хотя бы начать размышления. Попробуйте взять интервью у самих себя: что думаете вы о России, ее пути за этот год, не разочаровались ли в своем выборе? Что думаете вы о возврате к одному из главнейших символов советской эпохи? Да много вопросов можно задать, мне кажется... Подумайте, пожалуйста. Было бы весьма и весьма интересно...

Сергей Мостовщиков