Капитализация неопределенности

Наука и технологии
Москва, 12.02.2001
«Эксперт» №6 (266)
"Логика познания всегда одинакова, потому что ты можешь познать мир только через то, как ты думаешь. Фундаментальные законы должны быть просты и универсальны", - считает самый удачливый академик-предприниматель Владимир Накоряков

В последние годы происходит радикальная трансформация научного знания: с одной стороны, исчезает грань между наукой детерминистической и наукой, занимающейся случайностями, а с другой - медленно переплетаются науки о живом и неживом

Время гигантских НИИ в России кончилось. Надо создавать маленькие, но мобильные структуры с четкой идеологией - наукой надо заниматься одновременно с бизнесом

Раньше в исследовательских институтах соотношение балласта и работоспособной части было примерно 20 к 80, а сейчас наоборот: 80 к 20

Директор НИИ и академик не обязательно должны быть одним и тем же лицом. Нужно институционально разделить две функции Академии наук: экспертный совет мудрецов - это одно, а управление исследовательской организацией - другое

Ездят ли нынешние академики на джипах? Как показал обзор январской редакционной почты (см. "Эксперт" N4), часть читателей уверена, что нет. Ну откуда у высоколобого ученого, сидящего на тающих госдотациях, деньги? Все девяностые годы СМИ только и делали, что плакали о безвременно почившей "большой" науке, и сегодня мало кто поверит, что 60-70-летние академики способны заключать многомиллионные контракты и управлять вполне деловыми и мобильными коллективами.

Между тем хорошо известно, что самые большие прибыли зарабатываются на инновациях, причем в последние десятилетия время, необходимое для превращения научной идеи в конкретную технологию, быстро уменьшалось. Особенно кратким этот промежуток становится сегодня, когда происходит переход мировой экономики в новый технологический уклад. Фундаментальные исследования вдруг оказываются чрезвычайно важными для бизнеса, который хочет остаться эффективным. Транснациональные корпорации с удовольствием берут на работу нобелевских лауреатов, а университетские лаборатории превращаются в быстрорастущие фирмы, способные занять на фондовом рынке приличные средства. В России пока еще нет развитого фондового рынка и высокотехнологичных ТНК. Зато есть выдающиеся ученые и талантливые предприниматели.

О том, как сочетать высокую науку с разработкой востребованных рынком ноу-хау и академический менталитет с мировоззрением бизнесмена, мы решили поговорить с академиком РАН Владимиром Накоряковым, возглавляющим новосибирский Институт перспективных исследований (кстати, у Накорякова даже не один джип, а целых два).

- Владимир Елиферьевич, сейчас уже стало банальностью говорить, что время так называемой большой советской науки прошло. Так ли это?

- Где-то в конце семидесятых в "большой" науке началась стагнация. В хрущевскую эпоху, конечно, раздолье было: можно было сегодня топливными элементами заниматься, завтра - океаном или вулканами, послезавтра - атомным реактором. Я вот попал случайно на семинар по электрохимии, мне понравилось, и я стал заниматься электрохимией. Но тогда и академия, надо признать, была! Я начал работать, когда президентом академии был Мстислав Келдыш. В состав Президиума входили великие ученые - Боголюбов, Басов, Капица, Марков, Лаврентьев. В Президиум

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (266) 12 февраля 2001
    Приморский кризис
    Содержание:
    Международный бизнес
    На улице Правды
    Реклама