Заокеанская гостья

Культура
«Эксперт» №8 (268) 26 февраля 2001

В ГМИИ им. Пушкина вновь выставка одной картины. В декабре Москву навещали "Венера Урбинская" Тициана из флорентийской галереи Уффици и "Искусство живописи" Вермеера из Вены. Теперь сюда из Хьюстонского музея пожаловал "Портрет мадам Сезанн в голубом" главного постимпрессиониста мира - Поля Сезанна.

В отличие от полотен Вермеера и Тициана "Мадам Сезанн" не получила собственного зала. Музейщики выставили ее вместе с собственными имеющимися в коллекции шедеврами Поля Сезанна. Если профессионалам получившаяся экспозиция позволяет расширить представление о талантливом мастере, то широкой публике не вполне понятно, зачем эту "Мадам" привезли да еще рядом с нашими сезаннами повесили - наши совсем не хуже, а местами вроде как и лучше. На самом деле "выставка" решает две культурные задачи.

Во-первых, музейный мир с предубеждением относится к картинам, вывезенным некогда из Европы в Америку: все они кажутся, а нередко и оказываются подделками. Вот факт, обнародованный однажды французской таможней и с тех пор ставший анекдотом в мире собирателей: из трех тысяч работ, написанных импрессионистами, тридцать тысяч были вывезены, причем легально, в США. "Голубая мадам" в этом смысле совершенно чиста: ее владельцем долгое время был Амбруаз Воллар - друг и биограф Поля Сезанна. Все промежуточные владельцы вплоть до американки Ли Блеффер, которая приобрела картину в 1948 году и сразу же подарила ее Хьюстонскому музею, тоже известны. Так что выставка одной картины развенчивает позорный для Америки миф, доказывая, что и настоящие работы импрессионистов там тоже имеются.

Во-вторых, "Мадам Сезанн" помогает Пушкинскому музею напомнить про самую яркую свою коллекцию - французских импрессионистов, о которых в последнее время несколько подзабыли. Но как привлечь внимание к постоянной экспозиции? Только с помощью грамотно срежиссированного информационного повода вроде "приезда мадам Сезанн" в Москву. Так что, несмотря на недоумение публики, музейщики двух городов довольны.

В обмен из Москвы в Хьюстон отправилась "Старуха" Рембрандта. Можно сказать, экспозицию Пушкинского музея удалось временно омолодить. Если только красота мадам Сезанн сможет, пусть и временно, заместить вечность Старухи.