Британский глобус

Культура
Москва, 09.04.2001
«Эксперт» №14 (274)
Правда и ложь английского кино

В собственной исключительности англичане уверены абсолютно. Справедливости ради надо сказать, что речь идет совсем не о какой-то там богоносности или возможности нести свет миру. Нет, просто просвещенные мореплаватели уверены, что они - другие. Другие, чем все остальное население планеты. И поэтому на это остальное население они смотрят, как в перевернутую подзорную трубу: с уважением, но отстраненно.

"Вы думаете, что Англия - это остров и поэтому то, что происходит в других местах, вас не касается", - заметил как-то мой отец в разговоре с одним маститым оксфордским профессором. "Но, - возразил тот, вынимая изо рта сигару, - Англия ведь и есть остров".

В Оксфорде-то, среди готических колледжей которого профессор с завидной регулярностью уже двадцать лет совершает утреннюю прогулку, положим, травка зеленеет, солнышко блестит. Солнышко, может, блестит и не все время, но травка зеленеет круглый год, даже на Рождество. В остальной Британии, если судить по фильмам программы фестиваля "Новое британское кино", который проходит в Москве с 7 по 17 апреля, с газонами дело обстоит вовсе не так хорошо. Англия - это грязная, сплошь заасфальтированная страна, заваленная мусором, потому что бастуют мусорщики ("Крысолов", режиссер Линн Рэмзи), и углем, потому что бастуют шахтеры ("Билли Эллиот", режиссер Стивен Дэлдри). Действие большинства фильмов происходит в провинции, но не в идиллической английской провинции с тюдоровскими домами и живыми изгородями, а в однотипных поселениях индустриальной зоны. А даже если герои фильма умудрились поселиться в Лондоне, как в картине Саймона Селлена Джоунса "Чьи-то голоса", из их окон виден отнюдь не Гайд-парк, а полуразвалившийся, покрытый граффити метромост.

При всей очевидной разнице мироощущения умиротворенного оксфордского профессора и сердитых молодых режиссеров в одном они сходятся. В фильмах продвинутой молодежи Англия так же безошибочно предстает островом, как и в консервативном взгляде на мир престарелого ученого мужа. Островом - то есть отдельным универсумом, моделью мира, представляющей все его многообразие. Недаром символ вселенной - глобус - традиционно ассоциируется у англичан с местом, где разыгрываются истории из жизни людей.

Острая социальность нового британского кино во многом предопределена стремлением его авторов показать этот самый британский глобус. Они хотят показать мир, пусть ограниченный с одной стороны океаном, а с другой проливом, но мир подлинный, а не иллюзорный. Поэтому интересуют их реальные люди, живущие настоящей жизнью, а не те, что отделены от мира защитной броней из дорогих нарядов и престижных автомобилей, и не придуманные обаятельные гангстеры, ставшие уже слегка старомодными, но все равно популярные. (Из этого правила отчасти выпадает фильм Гая Ритчи "Большой куш". Об этом исключении мы еще скажем несколько слов.)

Реальность персонажей британского кино подчеркнута языком, на котором они говорят. Думаю, ни в каком другом кинематографе не представлено столько акцентов и диалектов, как

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (274) 9 апреля 2001
    Президентское послание
    Содержание:
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама