Простые вещи

Культура
Москва, 14.05.2001
«Эксперт» №18 (278)

В Москве в центре "Дом" впервые за бог знает сколько лет выступил Петр Николаевич Мамонов - один, с новой программой "Шоколадный Пушкин", что не так давно выпущена на компакт-диске. Худой, живой, едкий, привычно небритый, он устроил сорокаминутное действо, которое легче назвать перформансом, чем концертом или поэтическим вечером. Песен тут практически не было - Мамонов давно не пишет песен, он читал стихи под аккомпанемент однозначного, густеющего на глазах электронного бита, говорил в три микрофона разом, один из которых превращал слова в гулкую кашицу, поминутно хватался за гитару и извлекал из нее сиротливые, едва слышные нотки, вставал на колени и кричал: "Старость! Усталость!" или произносил длинный монолог про то, как было тогда, в те времена, когда магнитофон, помните, двухкатушечный и с автостопом, и ручка такая, на двух замочках, и как звонко было, как... А? Что? Мамонов двигался, дергал руками, вдруг старательно, очень артистично проорал в унисон с записью какую-то идиотическую оперную арию. А то начинал рыться в бумажках и, достав одну, читал с нее что-то на странном, почти птичьем языке, не то польском, не то румынском, не то просто так слова заплетаются, что не расплести.

Публика, что набилась в небольшой зальчик клуба "Дом", была по большей части ошарашена. Они все-таки ждали... Чего? Ну, старых песен, наверное, звуков му, а не вот этих странных... Да и Мамонову было неловко: мало у меня материала, говорил он, извините уж, старое петь не буду, не могу, но, может, на вопросы ответить? И рассказывал, как в деревне уже шестой год, и стукнуло пятьдесят, и понял, что скучно, ничего не цепляет... Работа, дети, бабы, кайф, да? И тут купил молитвенник, и понял все, что вот оно как, понимаешь? Что вот тут-то весь кайф, что может "переть на чистяке", без ничего, и еще обещано, что так будет - вечно! Но публика все-таки роптала, и кричала "Спой!", и слала язвительные записочки, что, мол, это что - евангелие от Мамонова? Ну да, говорил, вот так живу теперь, и одному нахальному малому, что пытался спорить, отвечал: да в этом весь кайф, правда, что я тебе, вру, что ли? Зачем? Чтобы кинуть? Именно эти его монологи, напоминающие изъеденного Гришковца, где весь смысл таится в паузах, смешках, мычанье, словесном соре - "потому что жизнь она вот это, ну, не то чтобы, ну, понятно, короче", - и стали главным гвоздем программы.

Осенью Мамонов обещал устроить отдельное выступление, именно про то, как к Богу-то идти, - с музыкантами, танцами, в театре Станиславского. Называться будет "Ночью".

У партнеров

    «Эксперт»
    №18 (278) 14 мая 2001
    Конфликт в красноярске
    Содержание:
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама