"Шанхайская пятерка", "шестерка", "семерка"

Политика
«Эксперт» №19 (279) 21 мая 2001

Президент Узбекистана Ислам Каримов по возвращении из Москвы, где в начале мая он побывал с государственным визитом, выступил на сессии парламента страны и сказал, что готов присоединиться к "шанхайской пятерке". При этом Каримов подчеркнул, что "для нас Россия является главным стратегическим партнером в Средней Азии".

В этот же день глава Пакистана генерал Первез Мушарраф заявил: "Пакистан может сделать важнейший вклад в спокойствие в регионе через присоединение к 'шанхайской пятерке'. Ни у кого не должно быть возражений по поводу участия Пакистана в этом институте". Это было сказано в беседе с китайскими журналистами в рамках подготовки к государственному визиту премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи. Когда Жунцзи на следующий день прилетел в Исламабад, его встретили артиллерийским салютом.

Визит премьера КНР состоялся сразу после окончания самых масштабных за последнее десятилетие военных маневров индийских войск на границе с Пакистаном. "В прошлом году Индия увеличила свой военный бюджет на 28 процентов. В этом году он был увеличен еще на 14 процентов. Сейчас они проводят учения в Раджастане. Мы должны быть бдительны", - сказал генерал Мушарраф китайским журналистам. Он подчеркнул, что спор вокруг Кашмира - главная причина напряженности в Южной Азии. Однако китайский премьер дипломатично, но твердо заявил: "Мы согласны и поддерживаем позицию Пакистана по мирному урегулированию кашмирской проблемы". Но при этом добавил, что вопросы обороны Пакистана являются его внутренними проблемами. А Фу Янг, гендиректор азиатского департамента китайского МИДа, пояснила, что Китай выступает исключительно за мир в регионе и не намерен заниматься "балансировкой" отношений с Индией и Пакистаном.

Судя по всему, проведение маневров индийских войск связано с тем, что в мае истекает срок объявленного Индией в феврале перемирия на линии огня в Кашмире. Однако председатель Совета единого джихада Саид Салаудин, возглавляющий самую влиятельную организацию кашмирских боевиков "Хизб уль-Муджахеддин", сразу отверг перемирие: "Запад и Индия говорят, что резолюции ООН устарели и теперь недействительны. Но мы уже находимся в точке, из которой нет возврата". В результате накал вооруженной борьбы между индийской армией и боевиками в Кашмире все это время ничуть не ослабевал, в то время как Исламабад не уставал повторять о своей "непоколебимой поддержке справедливой борьбы народов Кашмира". Поэтому многие в Индии не видят смысла в продлении перемирия.

В своем большинстве здешние боевики - такие же исламские моджахеды, как и их узбекские или уйгурские собратья, что грозят Узбекистану в Ферганской долине, а Китаю в Синьцзяне. Обучением последних занимается, по информации китайского посольства в Исламабаде, организация "Харакат уль-Муджахеддин", экспортный вариант кашмирского "Хизба". Уйгурские моджахеды убеждены, что их путь к победе в Китае лежит через Ферганскую долину в Узбекистане. Соответственно, Пекин готов не только принять Ташкент в "шанхайскую пятерку", но даже закрыть глаза