Тибетская энциклопедия

Культура
«Эксперт» №22 (282) 11 июня 2001

Публика, случайно попавшая на прошлой неделе в новое здание театра "Школа драматического искусства", начинала недоуменно оглядываться. И было с чего: интерьеры залов "Глобус" и "Манеж" напоминали внутреннее убранство буддийского храма: со стен свисали разноцветные таблички и знамена с буддийскими символами, в фойе театра время от времени звучали ритуальные песнопения. Все объяснялось просто: в рамках экспериментальной программы театра показывали буддийские ритуалы и спектакли. Программа стала настоящей энциклопедией тибетских церемоний.

Для начала монахи - в программе участвовали монахи из монастырей Гьюдмед (Индия) и Копан (Непал) - провели тантрический ритуал очищения вселенной "Тен Трул Юл Трул". На следующий день они показали одну из самых красивых ритуальных церемоний - мистерию "Чам", целиком состоящую из ритуальных танцев. Церемонию принято исполнять накануне тибетского Нового года. Предание гласит, что Падмасамбхава (основатель тибетской Тантры), усовершенствовав танцы архаической традиции Бон, включил их в состав священного ритуала. Считается, что танцующие перевоплощаются в божества, поэтому движения монахов повторяют положение тела богов на священных изображениях. Подпрыгивая на одной ноге, они сгибают перед собой другую ногу и взмахивают руками, на мгновение зависая в воздухе. "Чам" исполняют в пышных костюмах и больших, ярко раскрашенных масках. Одни маски украшены коронами с миниатюрным изображением человеческих черепов, другие - рогами, увитыми лентами. Особенно сильное впечатление произвели участники танца скелетов - "грозных защитников кладбищ". Красные линии на белых одеяниях повторяли рисунок скелета. По бокам масок были прикреплены радужные веера, которые то складывались, то раскрывались, повторяя движения головы.

Программу завершили несколько представлений в жанре тибетской оперы лхамо. Одно из них - "Сугки-Ньима" - написано по древней индийской пьесе "Шакунтала" (в свое время ее ставил Александр Таиров). Героиню зовут Сугки-Ньима, родившись, она произносит буддийскую мантру и затем проповедует буддизм. Исполняющие оперу актеры Тибетского института сценических искусств сохранили все приемы средневекового театра. В частности, свои арии они поют фальцетом. Пение звучит непривычно для нашего уха, однако именно такая манера была принята тогда не только в Азии, но и в Европе. Путешественники из Европы, побывавшие в Москве в XIV-XV веках, недоумевали, почему так низко поют мужчины в московских церквах. Завершение буддийской программы тоже было выдержано в духе древних традиций - состоялась церемония разрушения мандалы. Монахи развеяли часть песка в воздухе, часть бросили в воду на Чистых прудах. То, что осталось, раздали присутствующим.