Парашют или парашут?

Общество
Москва, 02.07.2001
«Эксперт» №25 (285)
Реформы правописания хороши в революционную пору. В эпоху же, тяготеющую к стабильности, они отторгаются обществом

Россия, возможно, стоит перед новой языковой реформой. Не исключено, что в ближайшее время мы будем писать "парашут" и "брошура". Вместо постельцинской эпохи появится "постъельцинская", а хлопчатобумажные ткани превратятся в "хлопчато-бумажные". Можно сколь угодно долго иронизировать над проектом российских лингвистов, но проблема остается проблемой: насколько Россия готова к тому, чтобы вносить в языковые правила какие-либо изменения?

С одной стороны, русский язык в своей истории был подвержен немалому количеству реформ. Петр собственноручно вычеркнул из проекта азбуки несколько букв. При Временном правительстве ученые предложили изъять еще несколько букв: ять, ижицу, фиту, "и десятеричное" (последнее сохранилось у украинцев) - эту реформу реализовали уже большевики. Хрущевская оттепель совпала с корректировкой написания целого ряда слов: например, вместо "придти" стали писать "прийти".

Все эти реформы объединяет одно: они совершались в эпоху свежих ветров, бури и натиска. Не случайно впервые Россия лишилась нескольких букв, когда было прорублено окно в Европу, а вторично - после свержения монархии. Половинчатая хрущевская десталинизация привела к не менее половинчатым реформам, хотя "парашут" и "брошуру" предлагали ввести в словари уже тогда. Но как Никита Сергеевич не решился реабилитировать Бухарина, точно так же он отправил в долгий ящик академические прожекты.

Кстати, революционное время не только в России сопровождается языковыми реформами. То же самое было во время Великой французской революции, где орфография тоже претерпела упрощения. Смена иерархии, приход "наверх" новых социальных групп, падение значения традиционного образования (конюх становился генералом) - в этом ряду языковая реформа смотрелась весьма органично.

Но когда ситуация "устоялась", не стало более ревностных патриотов своего языка в Европе, чем французы. Известный английский автор Т. Зелдин писал: "Франция держится за свой язык как за последнюю гарантию индивидуальности нации". Сорок "бессмертных" из Французской академии раз в три месяца выпускают словарь новых языковых ошибок - чтобы их не повторяли. В 80-е годы был принят специальный закон, обязывающий писать заимствованные из английского языка слова только с французскими суффиксами - например, "крекинг" переделывают в "крекаж". А за нарушение этого закона штрафуют. Такая же тенденция свойственна и квебекским франко-канадцам, которые даже биг-маки в местных "Макдоналдсах" называют не иначе, как le grand Mac.

Для французов язык даже более важен, чем культура, - собственно, после развала империи эти два приоритета у Франции и остались. В России ситуация несколько иная. Если французские колонии находились вдали от метрополии и не влияли на язык, то Россия как империя, созданная не мореплавателями, а землепроходцами, включала в свой язык множество заимствований, в первую очередь татарских. Русский язык был языком империи, вынужденной догонять Европу, - отсюда и свойственное "догоняющим цивилизациям" обилие иноязычных слов

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (285) 2 июля 2001
    Папа на украине
    Содержание:
    Отпущение грехов

    Вокруг визита главы католической церкви Иоанна Павла II на Украину было слишком много суеты

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Спецвыпуск
    Реклама