Распродажа фамильного серебра

Международный бизнес
Москва, 02.07.2001
«Эксперт» №25 (285)
Норвегия начала приватизацию нефтегазовой отрасли. Это может осложнить положение "Газпрома" на европейских рынках

В конце июня на биржах Нью-Йорка и Осло произошло одно из крупнейших в этом году в Европе первичных размещений акций: норвежское правительство выставило на продажу 17,5-процентный пакет государственной компании Statoil, крупнейшего в Норвегии производителя нефти и газа. Инвесторы, в основном зарубежные, заплатили в итоге почти 3 млрд долларов. Согласно реформистским планам правительства Йенса Стольтенберга, Норвегия не собирается останавливаться на достигнутом и продолжит приватизацию нефтегазовой отрасли, которая является основой национальной экономики. В ближайшие годы государство продаст еще почти столько же акций Statoil, сократив свой пакет примерно до 75%.

Приватизация Statoil стала прецедентным событием для норвежского ТЭКа. С 60-х годов, когда на шельфе Северного (а затем и Норвежского) моря были открыты нефтяные месторождения, нефтяной сектор находился под жестким контролем государства. Если частный бизнес и допускался к "нефтяному пирогу", то в крайне ограниченных масштабах, причем практически всегда речь шла о норвежском капитале.

Нефть и родина едины

Во всех правительственных документах, касающихся энергетики или экономического развития Норвегии, четко прописано, что норвежские нефтяные ресурсы "принадлежат норвежскому народу и должны быть использованы на благо нынешнего и будущего поколений". В отличие от России, где официально декларируемые цели часто отличаются от реальности, норвежцы в течение десятилетий очень строго следили за выполнением этого принципа.

Во-первых, когда началась разработка первых месторождений, к ней были допущены лишь три компании - Statoil, Norsk Hydro, и Saga Petroleum. Все они были норвежскими, "национальными", хотя последние две были созданы с участием частного капитала. Впрочем, такой подход мало отличался от "нефтяного национализма" других стран: примерно в то же время сложился нефтяной картель ОПЕК, в каждой из стран-участниц которого были созданы государственные нефтяные компании, занявшие если и не монопольное, то доминирующее положение на рынке. Поэтому вполне естественно, что в 70-х годах прошлого века преимущественно аграрная и бедная (по западноевропейским меркам, конечно) Норвегия, получившая независимость от Швеции только в 1905 году, пошла по пути нефтяных стран третьего мира.

Тесная связка между государством и нефтяным сектором только укрепилась в 90-е годы, когда правительство создало специальный фонд, в который направлялись доходы от экспорта нефти. Дело в том, что благодаря растущему экспорту энергоресурсов Норвегии удалось сформировать устойчивый профицит бюджета, который правительство и решило сохранить для будущих поколений, когда нефтяные месторождения будут исчерпаны. Средства от экспорта нефти, поступавшие в фонд, вкладывались в наиболее доходные акции и облигации. Благодаря успешному управлению к маю 2001 года активы фонда выросли до 425 млрд крон (46 млрд долларов), что составляет почти 10 тыс. долларов на каждого норвежца.

Поэтому неудивительно, что нефтяной сектор страны оказался

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (285) 2 июля 2001
    Папа на украине
    Содержание:
    Отпущение грехов

    Вокруг визита главы католической церкви Иоанна Павла II на Украину было слишком много суеты

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Спецвыпуск
    Реклама