Рыба в виде птицы

Политика
Москва, 09.07.2001
Еще одна дружба с Китаем

"Каковы ваши философия, тактика и стратегия?" - спросил Никита Хрущев у Мао Цзэдуна на приеме в пекинском ресторане "Бэйцзин Фаньцзянь" в 1954 году. "О, это просто! - ответил Мао. - Видите морского трепанга на блюде? Я беру его костяными палочками, отправляю в рот, пережевываю, проглатываю. Далее у трепанга - один выход. Так и во всем. Конечно, появляются нюансы. Это и есть философия, тактика и стратегия".

Хрущев, конечно, ничего не понял. Однако ответственное слово "дружба", в 1950 году прозвучавшее в названии советско-китайского договора, который подписывали Сталин и Мао (они-то хорошо понимали друг друга), больше в двусторонних документах не встречалось. И вот спустя полвека возникло вновь. Действительно, политические отношения России и Китая находятся на подъеме, решены почти все пограничные вопросы, позиции двух стран по основным международным проблемам сходятся, войска отведены от границ и не угрожают друг другу. Выработанная еще при Борисе Ельцине замысловатая формула "равноправное доверительное партнерство, направленное на стратегическое взаимодействие в XXI веке" устраивает всех. В воскресенье 15 июля в Москву приедет председатель КНР Цзян Цзэминь и вместе с президентом Владимиром Путиным подпишет Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. Политики уже называют этот документ "договором века".

Все очень хорошо, и тем не менее: как быть с философией, тактикой и стратегией компартии Китая в формулировке, автор которой ныне покоится в громадном мавзолее на площади Тяньаньмэнь, и кто здесь морской трепанг на блюде - уж не мы ли? С этим жгучим вопросом корреспондент "Эксперта" ездил по Китайской Народной Республике в преддверии исторического саммита в Москве.

Реформы Дэн Сяопина оставили стране всего три оплота социализма: госпромышленность, строго контролируемая пресса (в которую иностранные инвестиции запрещены) и, главное, компартия, которая полностью доминирует над аппаратом управления и обществом в целом. О СМИ судить не станем, поскольку не понимаем по-китайски. А вот аппарат управления, как и промышленность, вызывает большую озабоченность высшего партийного руководства. Введен строжайший регламент для госслужащих: каждые полгода они проходят аттестацию, чиновникам и их родственникам запрещено участвовать в каких-либо сделках с землей, недвижимостью и частной собственностью; в конце концов, по делам о коррупции активно применяется смертная казнь. Ничего не помогает. Присущие Китаю во все века блат, кумовство и взяточничество расцвели в годы реформ. И то сказать: как, к примеру, чиновнику с окладом в 50 долларов сохранять хладнокровие, решая вопросы с менеджерами фирм, которые получают 3000 долларов, а тем более с их хозяевами? Как отказать в поддержке родственникам, если из самой глубины китайской национальной культуры произрастает безусловный приоритет родственных связей над обязанностями перед обществом и государством?

Председатель КНР Цзян Цзэминь печалится об утрате в новых поколениях духа пассионарност

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (286) 9 июля 2001
    Катастрофа
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама