Пять минут на круглом диване

Спецвыпуск
Москва, 09.07.2001
«Эксперт» №26 (286)
Ровно столько времени четырнадцать эксклюзивных брокеров London Metal Exchange занимаются ценообразованием на цветные металлы

Для русских бизнесменов, торгующих алюминием, никелем и медью на западных рынках, Лондонская биржа металлов (London Metal Exchange, LME) - святая святых. Именно здесь вот уже 124 года происходит ценообразование на медь и олово, 81 год - на свинец и цинк, 23 года - на алюминий, 22 года - на никель и два года - на серебро.

Ничем не примечательное здание на Леденхолл-стрит, 56, разительно отличается от находящегося в двух шагах нагромождения блестящих металлоконструкций - здания страховой компании Ллойда. Но по значимости для российских металлургов LME не имеет себе равных не только в Лондоне, но и вообще в мире. Видимо, поэтому все лондонские пабы, находящиеся в непосредственной близости от биржи, обладают удивительным свойством: англичане-бармены возле стоек не только понимают русскую речь, но и в состоянии сказать по-русски несколько фраз. Сами они объясняют это тем, что очень часто слышат русскую речь и волей-неволей начинают ее понимать.

Однако не стоит думать, что торговый зал лондонской биржи битком набит русскими. Торговля ведется всего четырнадцатью эксклюзивными брокерами, которые представляют интересы крупнейших мировых банков и торговцев металлами. Русских среди них нет. Неанглоязычные граждане имеют ограниченный доступ на биржу: непосредственно в торговый зал могут пустить разве что крупнейших металлургов, и то с экскурсионной целью.

Корреспондент "Эксперта" оказался, кажется, первым представителем российских СМИ, кому удалось побывать непосредственно в центре торгового зала. Снимать на фото- и видеокамеру нельзя, использовать диктофон - тоже. Однако впечатлений и без того достаточно.

Изнанка биржи металлов

Первое, что бросается в глаза, - крайняя непритязательность и скромность самого торгового зала. В центре - круглый красный диван (см. фото). Остальная площадь разбита перегородками на два-три десятка секторов с парочкой компьютеров и несколькими телефонами (рабочие места брокеров, принимающих клиентские заявки). Никаких автоматизированных систем, обилия табло, тикеров и хаотично бегающих людей, знакомых нам по картинкам с Нью-Йоркской фондовой биржи, нет. Это следствие голосовой системы торговли, которая практикуется на LME: торговые брокеры сидят на круглом диване друг против друга и время от времени знаками заключают сделки. Лондонская биржа металлов - единственная биржа мирового масштаба, которая не использует электронной торговли.

Но еще более удивительно другое: на LME нет непрерывного ценообразования - торги по каждому металлу ведутся всего два раза в день по пять минут. Этот факт кажется крайне странным, если учесть, насколько важными для многих государств и компаний являются биржевые цены на цветные металлы. Правда, несмотря на ограниченность по времени, на пике торговой активности брокеры ухитряются заключать до 45 тысяч сделок в день.

На большинстве товарных рынков нет организованной спотовой торговли (то есть торговли физическим товаром): например, рынки нефти, газа, стали, электроэнергии, пшеницы - фьючерсные и опционные.

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (286) 9 июля 2001
    Катастрофа
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама