Театр людей

Культура
Москва, 09.07.2001
«Эксперт» №26 (286)
Ничего подобного III Московской театральной олимпиаде не было. И не будет

Человека, посмотревшего решительно все спектакли закончившейся недавно театральной олимпиады, в природе не существует. Зарубежная и отечественная программы, экспериментальная программа, программа Творческого центра имени Мейерхольда и театра "Школа драматического искусства", программа площадных театров и программа Центра драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина, Международный фестиваль театральных школ - а на нем наряду со спектаклями Школы-студии МХАТ и Российской академии театрального искусства были представлены работы из Лондона, Висконсина, Иллинойса, Мюнхена и мексиканского города Пуэбла... Оргкомитет олимпиады, Министерство культуры России, Международная конфедерация театральных союзов и Международный фестиваль имени Чехова при поддержке президента России, правительства Российской Федерации и мэра Москвы соорудили вавилонскую башню - и результат получился впечатляющим. К олимпиаде были достроены Центр Мейерхольда и новый театр Анатолия Васильева, таких массовых шествий и фейерверков Москва не видела с очаковских времен. Театральный фестиваль стал событием даже не городского - государственного значения.

Это тем более необычно, что последние десять лет российский театр вел очень скромное существование.

Олимпиада приехала в страну, где совсем недавно - каких-нибудь десять-пятнадцать лет назад - сцена пользовалась бешеной популярностью. С тех пор многое изменилось: считавшиеся гордостью отечественного театра режиссеры состарились и исчерпали свои сценические и общественные идеи, актеров - театральных звезд, пользующихся популярностью, сопоставимой с известностью Ланового, Ульянова и Лаврова, так и не появилось, театр потерял свое место в официальной иерархии искусств, правительственные поздравления съездам театральных деятелей остались в далеком прошлом.

В девяностые годы театр преодолел кризис посещаемости: залы снова наполнились, и в них пришла молодежь (статистика говорит, что по средней частоте посещений московские театры опережают кино и цирк и являются излюбленным студенческим развлечением). Но свежие и сильные идеи, то, что могло бы дать импульс новым театральным движениям, в него так и не пришли. Олимпиада дала нашему театру уникальный шанс: он смог сравнить себя с мировой сценой и проверить цену старого мифа о России - великой театральной державе, дающей всем остальным уроки настоящего, высокого театрального искусства.

Живые картины

В этой связи нет смысла говорить о таких явлениях, как "Арлекин" Джорджо Стрелера или "Отелло" Эймунтаса Някрошюса - это индивидуальный, авторский театр, его нельзя подверстать ни под какую тенденцию. Но за такими разными по содержанию и качеству спектаклями, как "Игра снов" Боба Уилсона, "Генезис" Ромео Кастеллуччи и "Хаширигаки" Хайнера Геббельса, она все-таки встает. Отечественная сцена любит внятные сюжеты, русский театр до сих пор остается театром слова. В основе спектакля должен лежать последовательно развивающийся смысл: режиссеру необходимо его сформулировать, актерам надо

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (286) 9 июля 2001
    Катастрофа
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама