О бренности веревочных мостов

Разное
Москва, 09.07.2001
«Эксперт» №26 (286)

Многие издания, сообщая об утверждении правительством федеральной целевой программы "Русский язык", связали ее с затеей профессора Лопатина по реформированию русской орфографии (см. "Жы-шы", "Эксперт" N20 за 2001 год). Честно говоря, и я заинтересовался программой из того же опасения: неровен час ее принятие означает, что надежды на спасение от лопатинской реформы более не осталось. Но при ближайшем рассмотрении стало полегче: похоже, что средства, в соответствии с программой направляемые на разработку свода правил языка, его "словарной и грамматической кодификации", означают как раз обратное - что правительство вовсе не считает, будто лопатинский "Свод правил" надо нынче же вколачивать в жизнь.

Основные цели программы вполне разумны и серьезны. Назову только две из них. "Создание и освоение современных методов преподавания русского языка" - браво! Если мы в методическом отношении и ушли от царской гимназии, то не в лучшую сторону. Одна из причин тому - бедность наших русистов. Знакомый филолог рассказал мне, что его коллега недавно поделился с ним мечтой: получить грант на исследования - "долларов триста". "Что же ты сделаешь на такую сумму?" - "Мне надо набить сорок тысяч карточек..." Боюсь, не все читатели осознали кошмарность этой фразы. Имелось в виду, что нужно сорок тысяч раз вставить картонную карточку в пишущую машинку, нечто на ней напечатать, вытащить ее и положить в длинный узкий ящичек. Ужас даже не в том, что коллега моего знакомого находит три четверти цента достойной платой за такой труд (в день, стало быть, не более двух-трех долларов), а в том, что каторжную и малопродуктивную работу - уже бесплатную! - с полученными в результате узкими ящичками он искренне считает нормальной. Компьютер в его универсуме просто не существует. Программа "Русский язык", конечно, тоже не больно щедра: неполных три миллиона долларов на четыре года и на десяток целей, но на фоне такой нищеты - все-таки прогресс.

Еще одна цель программы - "разработка квалификационных требований по использованию русского языка должностными лицами и государственными служащими". Опять же - браво! Русским языком наши чиновники вгладь не владеют. Всякий телезритель согласится, что даже говорить связно умеет от силы каждый пятый из них, а уж как они пишут... Не говоря об отвлеченных материях (мол, неприлично! мол, бездуховность!), качество языка в нормативных актах таково, что их бывает невозможно понять - в прямом смысле слова. Если чиновников заставят сдавать хоть какие-нибудь экзамены, может быть, государственный язык станет чуточку почище.

Но особенно радоваться этому разумному намерению все же не стоит. Ведь почему чиновники не знают русского языка? Потому же, почему его не знают все остальные, - потому что их плохо учили. А почему их плохо учили? Потому что нищета российского образования дошла до степеней, исключающих его сколько-нибудь сносное функционирование. Я сейчас даже не о двухстах тысячах российских словесников, получающих меньше прожиточного минимума, - об эт

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (286) 9 июля 2001
    Катастрофа
    Содержание:
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама