Как построить дьяволов

Политика
Москва, 10.09.2001
«Эксперт» №33 (293)
Элиту можно только заставить думать о национальных интересах

Почему Россия на протяжении многих веков раз за разом сбивалась с пути, вечно плутая в стороне от проторенной другими столбовой дороги? И кто в этом виноват? Правящий класс, который, выражаясь современным языком, слишком редко находил адекватный ответ на вызовы времени? Или все же вечно безмолвствующий народ должен разделить эту вину со своими правителями? Свою версию в беседе с корреспондентом "Эксперта" излагает проректор Московской высшей школы социальных и экономических наук и преподаватель Йельского университета (США) доктор философских наук Борис Капустин.

- Слабость нашей посткоммунистической элиты состояла не в том, что люди были не образованны, интеллектуально не развиты или как-то особо аморальны. Просто они не сразу поняли, что такое политическая рациональность. И это касается не только внешней политики, но и внутренней, а также экономической жизни. Это касается и того, что произошло с федерацией. Вспомним знаменитую фразу президента Ельцина насчет суверенитета, которого предлагалось брать сколько захочешь. Так вот, эту фразу нельзя было говорить даже под расстрелом - отдай свою жизнь, прежде чем сказать такое. А она не только была сказана, но в этой логике начали действовать.

- Но мы же знаем, что этому предшествовало. Был подготовлен новый союзный договор, который давал республикам в составе России равные с ней права. Иными словами, Россию разваливал. В этих условиях ничего другого Ельцину не оставалось.

- Нет. Если Ельцину нечего было противопоставить новоогаревскому процессу, ему незачем было брать власть. То, что он предложил, это не альтернатива. Это болезнь, с которой России еще бороться и бороться. И я не уверен, что нынешняя путинская вертикаль власти сможет ее вылечить: болезнь ушла внутрь и дала метастазы. Для меня показатель - это судьба Наздратенко. Если за геноцид собственного населения центральная власть не способна наказать чиновника и идет с ним на торг - переводит его в центр на хлебное место, - извините, у меня к этой власти больше вопросов нет.

- Заметим, что Наздратенко все-таки был не просто чиновником, а избранным и даже почему-то весьма популярным губернатором. Очевидно также, что Путин, в том числе и в случае с Наздратенко, не свободен - он вынужден считаться с интересами определенной группировки, располагающей мощным властным ресурсом.

- Хорошо. Тогда у меня другой вопрос: а что делал Ельцин? Каков его вклад в российскую государственность? Если семья, окружение творили такие дела помимо его воли, то ему нечего было делать в президентском кресле.

- Президент таков, какова вся элита. Есть ощущение, что она распоряжается судьбой страны, чьи интересы ей глубоко безразличны. Она озабочена только собственными интересами.

- Я думаю, что любая, не только российская, элита озабочена именно этим. Вопрос в том, позволяют ей или нет. Как тот слон: съесть-то он съест, да кто ему даст? Великий английский философ Давид Юм написал великую статью о британском парламенте. И он там говорит: давайте определим принципы своего ана

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (293) 10 сентября 2001
    Противовоздушная оборона
    Содержание:
    Мы не хотим ходить с протянутой рукой

    Как лучше сформировать Концерн ПВО и чем в нем будет заниматься НПО "Алмаз" - об этом в интервью "Эксперту" рассказал генеральный директор объединения Игорь Ашурбейли

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама