Ограниченный фронт

Тема недели
Москва, 17.09.2001
«Эксперт» №34 (294)

Решение экстренного заседания Совета НАТО о готовности членов альянса - в соответствии со статьей 5 Североатлантического договора - оказать военную поддержку США в нанесении ударов возмездия по базам террористов и территориям, на которых они укрываются, ставит Россию перед сложным выбором.

С одной стороны, наш политический истеблишмент почти единодушно высказался за то, чтобы войти в этот "единый антитеррористический фронт". А Владимир Путин в ходе телефонного разговора с канцлером ФРГ Герхардом Шредером заявил о необходимости действовать в рамках этого фронта еще более последовательно и жестко.

С другой стороны, Москва не является членом НАТО, а посему ее участие скорее всего будет опосредованным, фрагментарным и обусловленным степенью согласия по конкретным объектам борьбы. То есть если западные союзники открывают "второй фронт" в форме специальных или даже военных операций в отношении стран - источников терроризма, то наиболее вероятным реальным нашим вкладом будет продолжение действий на "первом фронте" (Чечня и Центральная Азия).

Лишь в том случае, если оба "фронта" сомкнутся в Афганистане, у России и Запада появится более широкое общее поле для взаимодействия. Но если, допустим, антиджихад США и НАТО накроет Ирак и/или Иран, тогда Москва окажется перед мучительным выбором: с кем ей блокироваться - с режимами-"изгоями" или все же с той Европой, куда мы вроде бы так стремимся интегрироваться. Ситуация в корне меняется. "Обмен" Чечни на Иран или Ирак (как, например, это произошло у нас с Пекином, за которым мы признали право "замочить" в случае чего Тайвань в обмен на китайскую поддержку по Чечне) здесь вряд ли возможен.

В такой обстановке Москве остается уповать на то, чтобы все пока сошлось на бен Ладене, и именно его и его покровителей в Афганистане на Западе избрали в качестве объектов для спецопераций. А пока все не устаканится, нам лучше особо не высовываться в развитии отношений с прочими недругами Запада.

Перенос на другие сроки визитов в Москву министра обороны Ирана, а вслед за этим - совершенно неожиданно - одного из главных в мире поборников антиглобализма премьер-министра Малайзии Махатхира Мохаммада свидетельствует о том, что президент Путин взял дипломатическую паузу, некий тайм-аут для размышлений. Но это вовсе не означает начала политического дрейфа нашей страны в сторону западного лагеря. Противоречия и недоверие между нами не исчезли после взрывов в Москве, не исчезнут и после взрывов в Америке. На новом, экстренном, саммите "восьмерки", созываемом по нашему предложению, Владимиру Путину, видимо, не придется продвигать идеи многополярного мира и "переустройства международного порядка на справедливых, рациональных основах". Эта тема на неопределенное время уходит на второй план, хотя всем ясно, что именно безнадежная нищета мирового Юга, исторические обиды и зависть к процветающему Северу является базовой питательной почвой терроризма.

Практическая идентификация и подавление источников происхождения и спонсирования терроризма

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (294) 17 сентября 2001
    Трагедия в америке
    Содержание:
    Конец американской мечты

    Террористический акт в Нью-Йорке уничтожил западную систему ценностей

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама