Тоннели, мосты и Калашниковы

На улице Правды
Москва, 08.10.2001
«Эксперт» №37 (297)
Обострение военно-политической ситуации в мире может снова отвлечь Россию от создания экономики потребительского типа

Первым пунктом заседания правительства РФ 4 октября стало рассмотрение вопроса о строительстве железнодорожного моста с материка на остров Сахалин через пролив Невельского. Цена вопроса - 4 млрд долларов. И деньги эти готово изыскать МПС из внутренних резервов министерства. Вопли об отсутствии даже минимальной финансовой "подушки" путейцы, ясное дело, отложили до грядущих ценовых войн с энергетиками.

Плану Аксененко не занимать амбиций. Речь идет ни много ни мало о создании сухопутной альтернативы контейнерным перевозкам между Японией и Западной Европой. Правда, выигрыш не кажется гарантированным - предполагается снижение сроков доставки контейнеров на два-три дня и удешевление перевозок в среднем на 15%. Для предварительного бизнес-плана масштаб экономии в принципе не выходит за пределы стандартной ошибки расчетов. И это не говоря о том, что японцы и слышать не хотят о переориентации грузовых потоков до решения проблемы "северных территорий". Похоже, истинная цель МПС - занять свои недюжинные строительные мощности, высвободившиеся после черновой сдачи в эксплуатацию в минувшем декабре бамовского Северомуйского тоннеля. Кому и зачем нужен этот мост, когда он окупится, вопрос десятый. Как говорится, была бы дорога (варианты: мост, тоннель), а груз найдется.

Этот пример вполне советского отношения к хозяйственной деятельности - экономикой, то есть процессом, основанном на сопоставлении затрат и результатов, ее назвать язык не поворачивается - не единичен. Собственно, сам посткризисный подъем нашего хозяйства в значительной своей части есть не что иное, как возрождение старого советского индустриального монстра, дремавшего и съеживавшегося без малого десять лет. И теперь мы умиляемся, как дети, тоннам прироста добычи угля, нефти, выплавленной стали, километрам медной катанки - и это сегодня, когда уважающие себя страны считают зазорным даже чипы клепать! А уж когда оборонный заказ начал исправно оплачиваться, мы и вовсе вздохнули с облегчением - ну, теперь развернемся. Да и в мире - очень кстати - опять неспокойно: оружейный бизнес и в high-tech, и в массовом сегменте может переоценивать свои прогнозы в разы. Европу поддержим энергоносителями, Северный альянс и своих восточных друзей - "калашниковыми" и прочей стреляющей утварью. Как же это здорово, мы так почти век прожили, привыкли, умеем, нравится!

Начиная со сталинской индустриализации страна жила во внеэкономических координатах. Ее двигателем, нервом, высшим стимулом была сверхзадача, сверхцель, сверхидея. Сначала требовалось в сжатые сроки создать собственную диверсифицированную базу по производству сырья и средств производства, потом во что бы то ни стало обеспечить победу в войне, потом восстановить разрушенное, потом опять нефть, сырье и снова оружие. Потребительская машинка в масштабах всей экономики - подобно модели массового потребления в США или социального рыночного хозяйства в послевоенной Германии - на этой части суши почти целое столетие не работала. "Мы точки-тире телеграфные/Ищите

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (297) 8 октября 2001
    Россия-запад
    Содержание:
    Нас объединяет стыд

    Если Россия хочет в Европу, она должна полеветь

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама