Нас объединяет стыд

Тема недели
Москва, 08.10.2001
«Эксперт» №37 (297)
Если Россия хочет в Европу, она должна полеветь

Родившийся в Вильно, ныне британский подданный, ректор Московской школы социальных и экономических наук, профессор Манчестерского университета Теодор Шанин поделился с "Экспертом" своим видением долгосрочных перспектив взаимоотношений России, Европы и Америки.

- На фоне последних трагических событий процесс потепления отношений между Россией и Западом заметно ускорился. Российский президент обозначил желание плотно ассоциироваться и с Европейским союзом, и даже с НАТО, и Запад приветствует его. Как вы думаете, это вынужденный союз перед лицом общей внешней угрозы или долгосрочный стратегический выбор?

- У меня отношение неоднозначное. С одной стороны, сближение с Западом, в особенности с Европой, на мой взгляд, позитивно. Но прямой побудительный момент для этого - война и употребление силы - это негативно и краткосрочно. Меня беспокоит также "плавающее" определение терроризма. "Кто не с нами, тот против нас" - это критерий, по которому любой, кто с тобой не согласен и берет оружие в руки, причисляется к террористам. Тогда надо включить в ряды террористов Джорджа Вашингтона, Кромвеля и множество героических фигур разных народов. В таком деле без ясного определения строить политику опасно.

При выстраивании отношений с Западом вообще и Европой в частности надо перейти с негативной и временной причинности к позитивной и долгосрочной. То есть определить точно, где и как долгосрочные интересы России и Запада близки, и вот тогда на основе найденной общности и развивать отношения. Это должны быть не только аспекты военно-политического и экономического порядка, но также культурного, идейного, социального ряда.

- Что вы имеете в виду?

- Скажем, одним из стержней будущих отношений России с Европой могло бы быть общее понимание того, что представляет собой "социальное государство", или, как сказал бы англичанин, welfare state - государство благоденствия. Это понятие, я думаю, принимается большинством русских и большинством англичан. Здесь пример того общего, что может идейно объединять россиян и других европейцев.

- А как быть с совместным антитеррористическим фронтом?

- Я бы не переоценивал единство этого фронта. В работе по выстраиванию прочного базиса отношений с Европой необходимо переходить к вплетению в него не только стратегических государственных интересов, но и интересов населения, добиваться общности политического, идейного и даже этического свойства. Цинизм под маской реализма чаще всего не выдерживает проверки временем.

- Лидеры России и ЕС в последние дни не раз констатировали, что у нас общие европейские ценности...

- Это все голословно, ибо пока нет ясного определения, в чем именно состоит эта общность. Например, в России социал-демократия не существует как четкое понятие, для одних это форма розового зюганизма, для других - оппортунизма. Для большинства же европейцев это видение "предпочтительной истории", где как натуральное продолжение развития политического равенства (права голоса) приходит общество, в котором есть право всех на разрешени

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (297) 8 октября 2001
    Россия-запад
    Содержание:
    Нас объединяет стыд

    Если Россия хочет в Европу, она должна полеветь

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама